Авторизироваться


Чужой компьютер





ПРАВДА О ПОЛОЖЕНИИ ХРИСТИАН В КРЫМУ ВО ВРЕМЯ ТУРЕЦКО-ТАТАРСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА. ЧАСТЬ 5

Библиотека / Медиаматериалы

ПРАВДА О ПОЛОЖЕНИИ ХРИСТИАН В КРЫМУ ВО ВРЕМЯ ТУРЕЦКО-ТАТАРСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА.  ЧАСТЬ 5
Часть V

«…ГОРАЗДО ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНЕЕ БЫТЬ УБИТЫМ НА МЕСТЕ…»

Как сообщает Блез де Виженер в своих записках (1573 г.), взятые в плен подвергались всевозможным жестокостям, «какие можно вообразить; поэтому для каждого гораздо предпочтительнее быть убитым на месте, так как плен, куда уводят татары всех попавших к ним в руки, несравненно хуже самой лютой смерти»(58).
Ф.А.Хартахай дает описание походов татар и увода ими пленных в таких же красках, как и малорусские песни того времени: «пленных гнали в Крым, окружив их цепью верховых и подхлестывая нагайками, клеймили тавром, раскаленным в огне, на тех же частях тела, что и у животных»(59).
О кровавой жестокости татар по отношению к пленным христианам пишет в своей известной «Книге походов» Кырымалы Хаджи Мехмед Сенаи – стилист, придворный поэт, оформитель официальных бумаг при канцелярии хана Ислям-Гирая III, правившего Крымом с 1644 по 1654 гг. В 1648 году во время осады Львова «Адиль-иурза с Османом Челяби возглавили (набег) еще в одну сторону и вернулись с такой добычей, что какой-нибудь самый презренный татарин-пахарь не ценил ни во что тридцать или сорок пленных. И так как количество пленных и добычи было вне пределов всякого счета, то не осталось ни одного человека, кто, предварительно отобрав лучших из ангелоподобных девушек и подобных райским юношам мальчиков, не убивал бы ежедневно по десять и по пятнадцать пленников»(60).
В народной памяти крестьян Екатеринославской губернии даже в конце XIX века сохранялись сцены избиения татарами православных детей, которых невозможно было увести в полон из-за их малолетнего возраста. «А дитей, бидненькых, як мучылы!... Розказував покойный дид Олийнык, шо було посадять их на одну лаву (лавку – авт.), а другою замахнуть по головках, - там воны поснуть на викы… Було и так: оце трохы одтягнуть лаву, шоб поставыть дитей до стины, а пид шийкы лавою ж и подушать… Былы нещастных и головамы. Оце одну дытыну посаде доли (внизу - авт.), а другу схопе за ногы, розмахне, та головою об голову и побье»(61).
«Набеги крымцев на Россию начались в XVI веке в княжение великого князя Василия Ивановича, и в этом веке, наиболее тяжелом по количеству и многочисленности татарских набегов на Московское государство, было около 20 больших набегов, т.е. приблизительно по одному в ппять лет. Хан Селим-Гирей в 1533 г. Хвастался тем, что вывел в этот год не менее 100 тысяч людей из Московского государства, а Давлет-Гирей в 1571 г. Сжег самую Москву, и тогда, л словам современников, погибло до 800 тысяч человек и уведено было в плен до 150 тысяч. Но кроме больших набегов происходили ежегодные мелкие нападения на русские пограничные земли и воровство людей на границах и в степи, своего рода «охота за людьми», как метко говорит профессор Бережков, которая в общем обходилась государству не дешевле больших набегов».
Когда русские войска оказывали упорное сопротивление и главные цели набегов не достигались, крымский хан приходил в бешенство. Таким был поход Сахыб-Гирея в московские владения в 1541 году. Тогда русские собрали достаточные силы для отпора и это не позволило Сахыб-Гирею переправиться через р. Оку и он вынужден был «постыдно удалиться восвояси, разразившись ругательным посланием к Ивану Васильевичу IV, которое начиналась такой тирадою: «Проклятый и отверженный беззаконник, московский пахарь, раб мой! Да будет тебе ведомо, что мы намерены были, разграбив твои земли, схватить тебя самого, запрячь в соху и заставить тебя сеять золу. Как мои предки поступали с твоими прадедами, так и я хотел поступить с тобою, даже еще более оказать тебе внимания: я, заковав тебе ноги в колодки, велел бы тебе копать отхожие места. Я бы показал твое значение и сделал бы тебя посмешищем целому миру. Благодари же Всевышнего Бога, что у тебя еще остался в этом мире кусок хлеба: этому причиною Бакы-бек, по вине которого не состоялась переправа через Оку; воссылай за него молитвы! Теперь я сначала убью этого волка, замешавшегося среди моих овец, зарою его в навоз на задворках моего сада, а потом расправлюсь и с тобой». (Тарихи Сахыб-Герай-хан, стр. 65 – 66»(62)….
«В XVII в. Набеги татар на Московское государство были реже, но и они были ужасны, например, в 1633 г., в 1645 г. и особенно в эпоху войн за Малороссию. По словам Соловьева(63), Чигирин, резиденция «турецкого гетмана Дорошенко», превратился тогда в обширный невольничий рынок. После Конотопского (1659 г.) и Чудновского (1660 г.) поражений было уведено в Крым множество пленных, между прочим боярин Шереметьев томился «20 лет в Крыму, а около 5 тысяч русских пленных были перерезаны по предварительному уговору гетмана Выговского с ханом. В 1662 г. с Северской украины было выведено в плен 20 тысяч человек, которые к счастию были отбиты русскими воеводами. В промежуток между первым и вторым походом князя В.В.Голицына в 1688 г., было выведено ханом в плен из Волыни и Украины до 60 тысяч человек и множество пленных с Восточной Украины. С усилением России в XVII в. и прекращением со времени Петра Великого выдачи хану поминок, т.е. дани, опустошительные набеги татар на Россию стали редки, но в 1736 г. во время похода Миниха в Крым, хан Фети-Гирей в свою очередь, с огромными татарскими полчищами перешел за Днепр, произвел ужасное опустошение Украины и увел в плен по словам крымских историков сотни тысяч пленных. Последний набег крымских татар произошел в 1769 г. в начале первой турецкой войны, когда хан Крым-Гирей вывел из Новой Сербии до 20 тысяч человек».
В целом, за первую половину XVII века по подсчетам историков на территорию России крымскими татарами был совершен 41 набег и «могло быть взято в полон от 150 до 200 тыс. русских людей»(64). В этих цифрах не учтены человеческие потери убитыми и искалеченными во время набегов.
Украйны Польского королевства также стонали от татарских набегов. «Особенно часто татарским нашествиям подвергалась Киевщина и Брацлавщина, хоть не щадили татары и Подолье, Волынь, Галичину. В конце XVI – начале XVII в. от них совсем житья не стало. Так, если с 1450 по 1586 г. документально засвидетельствовано 86 набегов, то только с 1600 по 1647 г. – 70. И после каждого такого набега татары угоняли с собой в Крым в среднем 3 тыс. человек, а иногда могли угнать и 30 тыс. Так или иначе, ущерб, нанесенный Украине татарами был весьма серьезен: только на Подолье между 1578 и 1583 годами каждое третье село было опустошено или разрушено непрошенными гостями»(65).

«…ДИКОЕ ВЕСЕЛЬЕ ТАТАР, ПЛАЧ И ВОЙ НЕСЧАСТНЫХ РУССКИХ…»

«Надо иметь в виду, что набеги татар на соседние страны не были военными действиями, происходили без предупреждения и объявления войны. Это были просто грабительские нашествия.
Обыкновенно татары забирали пленных на обратном пути и в конце похода делили добычу; десятая часть, в том числе лучшие, отборные пленники, доставались хану, а другие делились между мурзами и простыми татарами. «Самое жестокое сердце тронулось бы, говорит Боплан(66), при виде, как татары разлучают мужа с женой, мать с дочерью, без надежды кагда-нибудь им увидеться; самый хладнокровный человек пришел бы в содрогание, слыша дикое веселье татар, плач и вой несчастных русских».
Особенно ужасна в неволе была участь взятых в плен малолетних детей и стариков, неспособных к работе. Блез де Виженер пишет, что их отдают «молодым мальчикам для забавы и для того, чтобы приучить их к виду человеческой крови, подобно тому, как охотники дают куропаток на растерзание молодым соколам, еще не привыкшим к живой дичи, для того, чтобы приучить их к охоте.
Дети, получившие этих несчастных в свое распоряжение, придумывают для них всевозможные мучения: терзают тупыми иззубренными ножичками, побивают маленькими камешками или заставляют по несколько раз бросаться с высокой скалы до тех пор, пока они не разобьются на части и пока каждому не достанется по куску мяса, чтобы играть им как снежкою»(67).
Русский историк второй половины XVII века Андрей Лызлов так описывает этот дикий обычай: «старых и больных (пленников – авт.), которые к работе уже не способны и которых нельзя продать за большую цену в другие страны, таковых( татары – авт.) молодым отрочатам своим к научению пролития крови, как псам зайцев отдают, дабы с молодости своей пролития крови не боялись и к убийству в боях приучались; тогда отрочата этих выданных ( на лютую смерть – авт.) к пню привязавши, из луков стреляют, или рассекают, или топят, или удавят, или камнями забросавши убивают»(68).
О положении русских (православных) пленников в Крыму говорят многие другие писатели. «По словам Михалона Литвина их плохо содержали, плохо кормили и предавали изнурительным работам и истязаниям, многих клеймили, увечили и кастрировали, очень многих продавали в другие страны».
«Рабы считались в Крымском ханстве положительно за животных, но с той разницей, что содержали гораздо хуже последних»(69).
«Главным местом высылки пленных из Крыма была Кафа». По словам Михалона «этот порт… по… своему ненасытному и преступному местоположению… не город, а поглотитель крови нашей»(70). «Кроме нее (Кафы – авт.), невольничими рынками были Карасубазар, Евпатория, Бахчисарай. Жан де люк указывает еще Турлери, быть может, Тузлы или Отузы. В этих города, говорит он, есть всегда рабы для продажи. Часть пленников и пленниц посылалась ханом в подарок султану. В случае особенной нужды султан приказывал формально хану сделать поход на Московское или Литовское государство за невольниками, как это было, например, в 1646 году. В подобных случаях хан производил набор пленников и со своих подданных. Такие наборы производились и новыми ханами в благодарность султану за назначение. Торговлей невольниками занимались в Крыму евреи, армяне, турки и греки».
Согласно письму иезуитского пастора о. Дюбана маркизу де Турси, относящемуся к началу XVIII в., «многие невольники, женившиеся уже на родине, вступали здесь в незаконные связи по принуждению господ с целью еще большего закрепления их за собою и увеличения своей челяди новыми рабами, которых они продавали впоследствии, или же обращали с нежного возраста в магометанство, в особенности девочек; мальчиков же часто обрекали на жалкую развратную жизнь. Некоторые из невольников были равнодушны к вере, говоря, что не могут оставаться рабами и быть верными Богу, другие были близки к вероотступничеству».
«…Дюбан самыми мрачными красками изображает состояние рабов и других христиан, т.е. армян и греков, живущих в Крыму… «нельзя вообразить себе – говорит он – состояния более плачевного, как то, в каком я нашел это угнетенное христианство. Заразительные болезни прошедших годов погубили 40000 рабов. Те, которые остались и могли еще ходить, от 15 до 20000 постоянно ожидали той же участи, относясь совершенно безразлично к будущей жизни. Суровость и давность их рабства, громадные пороки и неверие варварской страны, где большая часть состарилась без проповеди, без слова Божия, без таинств – все это приближало их к скотам. Некоторые из них сделались мухаммеданами, многие склонны к тому же, многие перешли к схизматикам(71). Те, которые сохранили свою религию, забыли ее и не исполняли ее предписаний. Другие христиане, греки и армяне, хотя и свободны и имеют своих проповедников и свои церкви, лишены были однако надлежащего присмотра и хороших слуг. Священники и народ… жили в глубоком и грубом невежестве; дух корыстолюбия, суеверия, своеволия нравов господствовали повсюду»(Lettres Edifiantes. T.I. P.102. Lett. Du. P. Duban a monseigneur le marquis de Torcy).(72).
Мартин Броневский говорит, что с пленными рабами татары обращались как со скотом. Пленники несли у них всякую хозяйственную службу, рыли колодцы, добывали соль, собирали навоз. Женщины пряли шерсть и лен, ухаживали за детьми, смотрели за домашней птицей и т.д. некоторые пленные за долговременное пребывание в Крыму получали земельные наделы, а после известного срока невольники получали свободу. По словам Герберштейна, Михалона и других, невольники в Крыму получали свободу по прошествии 6 – 7 лет, но они не могли уходить из Крыма. Здесь некоторые из них обзаводились оседлостью, имуществом, семьями».
Но в массе своей, как пишет пастор о. Дюбан, отпущенные из плена на свободу, «не имея определенных господ, становились рабами всех и каждого для снискания себе пропитания; третьи же были старики, удрученные годами и искалеченные, которые никому не были нужны, потому что из них нельзя извлекать никакой выгоды. Эти бедные люди, оставленные всеми, полумертвые от голода и почти голые, постоянно искали средств к существованию по деревня и вокруг домов, где они когда-то служили, и откуда не могли удалиться, не подвергая себя голодной смерти. У них совершенно изгладились всякие понятия о религии, они не знали молитв, не умели даже делать крестное знамение».

«КРЫМ… «БЫЛ НАПОЛОВИНУ РУССКОЙ ЗЕМЛЕЙ, ПОЛИТ РУССКОЙ КРОВЬЮ И ПОТОМ»

«При малейших недоразумениях с Московским государством, а чаще вследствие грабительских инстинктов и наглости, татары полонили даже русских посланников. Крымские дела, находящиеся Московском Главном Архиве М.И.Д., полны просьб посланников и их свиты (толмачей, арбачеев), о выдаче им государева жалованья «за нужное терпенье в пути и полону», «за полонное терпение», «за грабеж», за оскорбления, даже «за пытку и позор», а торговых людей за грабежи. Известно, что послы Афанасий Нагой и Василий Грязной долго томились в Мангупе, боярин Василий Борисович Шереметьев и князь Ромадановский 20 лет в Чуфут-Кале, где около трех лет томился и посол Василий Айтемиров (в 1692 – 1695 гг.). (Весь ужас положения Шереметьева в заточении представлен в сочинении А.Барсукова «Род Шереметьевых». Спб. 1892. Кн.VI. С.41, 494 и др.). Здесь же содержался в плену и польский гетман Потоцкий. Еще больше было таких просьб со стороны полоняников, многие из которых томились в плену 20, 30 и более лет»…
Московское правительство выкупало пленных деньгами. На размен же пленных татары соглашались неохотно, не находя в том выгоды. Выкуп платили и непосредственно сами состоятельные пленники, получив деньги от родных или за них платили купцы – армяне, евреи, греки и др., которые отвозили затем их в Москву, где получали за них выкуп из казны или от родственников. Но большую часть полоняников выкупало государство, на что впервые обратил внимание царь Иоанн Грозный. В 1641 г. в Грановитой палате был собор духовных и светских лиц, бояр и всякого чина людей по поводу мучений, которым подвергались в Крыму русские посланники, а в 1650 г. Царь предложил на обсуждение Стоглавого собора вопрос о выкупе пленников из Крыма. Простых людей выкупали за 15 – 40 рублей, смотря по званию, а за знатных давалось гораздо больше, даже по несколько тысяч»
Прекрасно сказал профессор М.Н.Бережков, что «Крым в XVI – XVIII вв. «был наполовину русской землей, полит русской кровью и потом».

«…МУСУЛЬМАНЕ БРАТСКИ ЖИЛИ С ХРИСТИАНАМИ… ВЗДОРНАЯ ИДЕЯ ЭТА…»

В целом, жестокую, но правдивую картину положения христиан во время турецко-татарского владычества в Крыму нарисовал еще в XIX веке ученый-историк В.Х. Кондараки: «Говоря о варварском обращении мусульман с христианами до последних времен…» и «имея в запасе сотни подобных рассказов, мы с сожалением перечитываем распускаемые некоторыми лицами повествования, что будто мусульмане братски жили с христианами и горько оплакивали разлуку между собою, последовавшую в 1779 г. (Имеется в виду переселение христиан Крыма в Новороссию – авт.). Вздорная идея эта, как надобно полагать, явилась у некоторых писателей вследствие того, что им известно было, что большинство христианских общин сопровождались толпами плакавших татар и татарок, но никто из них не знал, что эти татары и татарки были дети убегающих родителей, или такие прозелиты, которым пришлось принять ислам ради личного блага, но все-таки грустно было потерять навсегда тех, с кем росли или которые страдали, лелея их в детстве на своих грудях»(73).
Из песни слов не выбросишь!

ПРИМЕЧАНИЯ

58. Извлечения из записок Блеза де Виженера (1573). Мемуары, относящиеся к истории Южной Руси. Вып. I. (XVI ст.). Под редакцией В.Антоновича. Киев. 1890. С.81.

59. Ф.А.Хартахай. Исторические судьбы крымских татар. Вестник Европы. 1867. II. С.152.

60. Кырымалы Хаджи Мехмед Сенаи. Книга походов. История хана Ислям Гирая Третьего. Симферополь. Крымучпедгиз. 1998. С.40.

61. Новицкий Я.П. Народная память о Запорожье. Предания и рассказы, собранные в Екатеринославщине. 1875 – 1905 гг. Екатеринослав. 1911. С. 102.

62. Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до XVIII века. Цит. соч. С.417.

63. Соловьев Сергей Михайлович (1820 – 1879 гг.) – известный русский историк, автор многотомной «Истории России с древнейших времен». О Чигирине времен гетмана Дорошенко - Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т.12. Москва. «Мысль». 1991. С.471.

64. Новосельский А.А. Цит. соч. С.427-433,436. О количестве набегов крымских татар в первой половине XVII в. см. также: Володарский Я.Е., Елисеева О.И., Кабузан В.М. Население Крыма в конце XVIII - конце XX веков. Численность, размещение, этнический состав. Институт российской истории РАН. М. 2003. С. 7-10.

65. Субтельный Орест. Украина. История. Киев. «Лыбидь». 1994. С. 137.

66. Боплан – французский инженер-строитель середины XVII в., более 17 лет служил польской короне в звании старшего капитана артиллерии и королевского инженера. Большую часть службы он провел в Малороссии, занимаясь постройкой слобод и укреплений. Автор «Описания Украйны», третья глава в котором посвящена крымским татарам, их образу жизни, набегам и сражениям.

67. Извлечения из записок Блеза де Виженера (1573). Цит. соч. С.81 – 82.

68. Андрей Лызлов. Скифская история. М. 1787. С.20 – 21.

69. Кондараки В.Х. Универсальное описание Крыма. Цит. соч. С.75.

70. Михалон Литвин. Цит.соч. С.73.

71. Схизма – (греч. – раскол). Католическая церковь, представителем которой был о. Дюбан, считала схизмой разделение церквей, при котором было нарушено церковное единство, но отколовшиеся церкви сохранили верность церковным догмам, и называла схизматиками последователей православия.

72. Красносельцев Н.Ф. Цит. соч. С.181.

73. Кондараки В.Х. В память столетия Крыма. История и археология Тавриды. Москва. 1883. Разд. История христианства. С. 67.

Заслуженный архитектор Республики Крым, Почетный гражданин города Бахчисарая, Лауреат премии национальных обществ и общин Крыма за вклад в многонациональную культуру Крыма В.Н. БОРИСОВ


Просмотров: 27319 Комментариев: 0

Комментарии:
>> Оставить комментарий <<

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Происшествия
ТОП новостей
 Почему сенатор  Цеков не дал показаний против Чийгоза - мнение первого президента Крыма
Почему сенатор Цеков не дал показаний против Чийгоза - мнение первого президента Крыма9 18:04