Авторизироваться


Чужой компьютер





Крым - край русский: Каменское - память и памятники (ФОТО)

Эксклюзив / Крым край русский

Крым - край русский: Каменское - память и памятники (ФОТО)
В этом селе, маленьком и весьма отдалённом, сразу три памятника – все на братских могилах. В ближайшей околице – ещё три могилы советских воинов. В радиусе пяти километров от населенного пункта – шесть памятников. Дальше – больше… Местные жители утверждают, что вблизи Каменки, или по-старому, Ак-Моная, погибло около тридцати тысяч человек.

Не дает эта цифра покоя. Вроде все потери посчитаны. Прямой статистический подсчет потерь Советской Армии в Великой Отечественной войне по архивным документам частей и соединений, а также по сведениям военкоматов был проведен в течение нескольких лет группой военных историков под руководством Григория Кривошеева и опубликован в книге «Гриф секретности снят». В 2003 году книгу переиздали более большим тиражом. Сразу оговорюсь, что согласно подсчету, демографические потери Красной Армии в годы Великой Отечественной войны (включая кампанию на Дальнем Востоке против Японии в 1945 году) составили 8 668 400 человек.

Печальными строками в этой книге помечен и Крым. Оборонительная операция сорок первого, Севастополь, десанты, Крымфронт, снова десанты, партизанский час, весна освобождения. Сотни тысяч жизней, точнее смертей. Судите сами.

Крымская оборонительная операция унесла 48438 человек. Оборона Севастополя – 156880 человек безвозвратных потерь (было много пленных).

Только зимние десанты в Феодосию, Судак, Коктебель, Евпаторию и окрестности Керчи стоили 32453 жизней. Потом, по образованию фронта в Крыму на его земле полегло 43248 человек, а в ходе катастрофы под Керчью – ещё 162282 воинов, правда из них считается плененными более полутораста тысяч солдат и офицеров. Причем по данным крымских архивов за всё время оккупации на полуострове было расстреляно и замучено 44934 пленных военнослужащих. Потери партизан и подпольщиков за всё время боевых действий составляют 3637 и 702 человека соответственно. В земле керченских плацдармов упокоились 6985 воинов, потом при освобождении Крыма полегло ещё 17754 человека.

Пересчет очень труден – морально, но необходим – 472379 человек убитыми и пропавшими без вести. В Книге Памяти нашей республики указывается несколько большая цифра – 475156 человек безвозвратных потерь. Несколько тысяч добавилось по уточненным данным. Но – есть несколько неудобных моментов. Почему-то ни в одном из документов не указаны потери Кавказского фронта на полуострове в период с 3 по 27 января 1942-го, то есть после завершения десантной операции и образованием Крымфронта – названы только общие потери в 30547 человек. Почему-то никто не может сказать, сколько полегло в катакомбах Аджимушкая. Почему-то не учитываются потери частей 4-го Украинского фронта на перекопских плацдармах зимой 1943-44 года и Черноморского флота вне совместных с армией операций. То есть цифра легко достигнет страшной величины в полмиллиона убитых и пропавших без вести. Цена за Крым? Чуть более пяти процентов от всех потерь в войне – и только за солнечный полуостров.

Но опять вернемся к приазовским степям Ак-Моная. Хотя в упомянутой Книге Памяти и указывается, что за все дни Крымский фронт потерял чуть более тридцати одной тысячи убитых, но на других её страницах уточняется что ещё надо плюсовать 1866 человек небоевых потерь, да и 161890 человек пропавших без вести не оставлять без внимания. Итого за сто одиннадцать дней Крымфронта – 194807 безвозвратно потерянных жизней. В «Гриф секретности снят» цифра ниже – 162282 человека. Однако надо решить и ещё одну задачку в два действия. Вроде всё ясно – узнать, сколько было войск, сколько переправилось на Тамань в середине мая сорок второго. Отнять, сравнить. Но тут начинается! По данным книг памяти и по потерям на 8 мая 1942 года личного состава в частях Крымфронта только на Керченском полуострове было 249800 человек. Но вот на оперативных картах в архивах почему-то стоит цифра в 296 тысяч военнослужащих. Ну ладно, по данным Книги Памяти со ссылкой на труд «Гриф секретности снят», на Тамань переправилось около 90 тысяч человек. Увы, в упомянутой книге таких цифр не нашёл, там вообще-то идет речь о потерях, а не о спасшихся. Откуда цифры? В воспоминаниях различных участников боёв на Крымфронте указывается меньшее количество спасшихся воинов – не более тридцати одной тысячи. Так сколько осталось – полегло в керченскую землю, погибло в застенках, умерло в концлагерях? Правда, как обычно – в халатности докладов, небрежности подсчетов. А может совсем не считали, как всегда? А разброс в количестве от 159 тысяч до…. Скажем так, более двухсот. Но это же наши люди!

Есть такое выражение, что смерть одного – трагедия, а миллионов – статистика. Нет, трагедия в любой гибели. Не каждому, увы, стоит памятник. А если и лежат наши воины в братских могилах, то судьба их слита как-то воедино. И тем страшнее забывчивость современности.

Приходилось бывать на множестве братских могил, особенно на близком мне Ак-Монае. Состояние их – различно, но общее впечатление – забыли люди о прошлом. Ещё в селах более или менее за памятниками чувствуется уход – хоть школьники в преддверии дня Победы стараются. Но вот роли сельсоветов нигде не видно, это подчеркивали все встреченные мной местные жители нескольких громад Ленинского и Кировского районов.

И тут примечателен опять таки опыт Каменки. Несколько лет назад в селе появился бизнесмен Александр Есипов. Да, богатый человек был. Был – умер скоропостижно. Но не только домом на высоком берегу Азова запомнился людям Александр Алексеевич, не только рощей сосновой. Возле этой самой рощи стоит монумент над братской могилой. Все вокруг облагорожено, оградки сделаны, даже калитки специальные, чтобы скот не забредал на могилу. По словам местных, делал всё это Есипов совершенно бескорыстно, да и «пиара» на том не имел. Кстати, уделял внимание и всем другим памятникам в Каменском.

«Жаль, мало таких людей среди богатых, да и тех Бог забирает сравнительно молодыми», - рассуждает Идрис, житель Каменки вот уже более тридцати лет.

А совсем недавно пришлось проведать две братские могилы далеко от сёл. Урочище Холмогорки и севернее села Фронтовое. Стелы давно забыли о побелке, трава внутри ограды – выше пояса. Украдены отдельные элементы ограды, в Холмогорках не хватает одной доски с фамилиями захороненных. Даже тропок к этим местам памяти нет…. С глаз долой, из сердца вон? Точнее, не мозолят глаза сельскому начальству и школьному коллективу, так вроде и нет никаких могилок.

Нет, есть. Много их по крымским степям, предгорьям и горным лесам. Полмиллиона же где-то лежит. Даже пусть не все в земле Крыма, даже тех достаточно, что у нас в вечном покое. И они всегда будут здесь, хотя не могут о себе напомнить. Они – рядом. И мне больно за каждого. А ещё – за нашу память, рождающуюся только раз в году. И за состояние памятников тоже больно – перед будущими поколениями. Будет ли память о погибших у них, ещё не рожденных?


Сергей Ткаченко

Фото автора

Крым - край русский: Каменское - память и памятники (ФОТО)

братская могила в Каменке

Крым - край русский: Каменское - память и памятники (ФОТО)

Дот в окрестностях Каменки

Крым - край русский: Каменское - память и памятники (ФОТО)

Памятник на братской могиле

Крым - край русский: Каменское - память и памятники (ФОТО)


Покой Ак-Моная
Просмотров: 3500 Комментариев: 0

Комментарии:
>> Оставить комментарий <<

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Происшествия
ТОП новостей

"Незалежную" нарежут на округа с префектами... если успеют0 09:57