Авторизироваться


Чужой компьютер





Крым - край русский: Здесь солнце встает из России (ФОТО)

Эксклюзив / Крым край русский

Крым - край русский: Здесь солнце встает из России (ФОТО)
Эти камни причудливой формы на крутых склонах, и песчаные бухточки вокруг, и стаи птиц на облете мыса восходящее солнце освещает самыми первыми в Крыму. Стоишь на скале мыса - дальше на восток только море, Керченский пролив точнее, да прекрасно различимый российский берег – коса Чушка, поселок Ильич… За спиной – приморская керченская степь с разнотравьем, остатками античных поселений, маяками и рыбацкими домиками маленьких сел. Мыс Фонарь – самая восточная точка Крымского полуострова.

Есть места, в которые влюбляешься сразу, как в прекрасную незнакомку. И неважно, заросший тиной пруд или развалины какого-то индустриального гиганта. В моем случае это оказалась местность вокруг мыса Фонарь. Именно вокруг – степь, бухточки и море… Я пришел сюда впервые в жизни, и многое уже знал о местности и ее истории (изучал историю керченских десантов), но увидел – и влюбился. «Так поражает молния, так поражает финский нож!»
«Ну и что ж здесь особенного, в этих изъеденных морем и ветром известняках и воде, забитой водорослями?», - спросит нетерпеливый читатель. Посмотри на те же камни – в них легко угадать изваянные природой лики людей, морды животных, а те, что лежат в полосе прибоя, и вовсе – чудовища.

Я тотчас назвал это место Мысом каменных крокодилов…. А вокруг камней и искрится море! Я не нырял с маской, было еще холодно купаться, но представляю какое тут дно – каменистое, заросшее морской капустой и занятое мидиями. За спиной на берегу виднелась кладка античного времени, но в последующем ни в одном справочнике-путеводителе я не нашел названия бывшего здесь поселения боспорян. А оно было, ибо и место примечательное, и рыбалка тут, на входе в Керченский пролив (тогда он назывался Боспором Киммерийским), отменная.

А тишина, а воздух, сдобренный морским бризом и настоянный на полынном мареве степи! Не знаю, но место это мало посещаемо – нет в окрестностях таких узнаваемых следов цивилизации курортников, точнее их бескультурья – кучи мусора, утоптанные дорожки прямо по редким растениям. Да и пусть не ходят на Фонарь!

Чуть поднялся на пригорок, оказалась рядом еще бухточка – на сей раз песчаная. Песок желтый и крупный, а в обрывах на берегу – выходы синей глины. Той самой, оздоровительной. Но путь к месту я не опишу…

И именно тут, у склона с выходом глины, я сумел «побывать» за рубежом. На мой мобильник пришло сообщение, что у меня новый оператор «Вее Line», и мой привычный «Киевстар» - «Бажає приємного перебування за кордоном». Вот так тема, Россия тут не просто на виду, она и связь тут осуществляет! Но наверху бухточки снова подключился «отечественный оператор».

В бухточке оказалось сразу два памятника. Оба – десантникам Великой Отечественной. Один – памятный знак в виде шпиля со звездой, оказался полуразрушенным. Постамент его стянул к морю оползень, разломав основание. Потому покосился шпиль, и памятник, установленный в 1945 году, пришлось считать утраченным. Но десять лет назад на противоположном берегу бухточки, в безопасном от оползней районе, поставлен другой, в виде мемориальной доски с якорями и цепями.

Надпись на этом памятнике гласит: «В ночь со 2 на 3 ноября 1943 года с кораблей Азовской военной флотилии здесь высадился десант 2 Гвардейской Таманской стрелковой дивизии, положивший начало освобождению Керчи».

Беспримерное мужество и высокий трагизм осенили этот берег. Потому я и назвал всю бухту южнее мыса Фонарь Бухтой Десанта. Думаю, что имею на это право, ибо ни на одной карте я не нашел ее настоящего названия, хотя местные убеждали меня, что бухта называется Голубиной, а вокруг нее – аж четыре памятника тем холодным и кровавым ноябрьским дням… Знаю, что на побережье Азовского моря, недалеко от мыса Фонарь, есть Бухта Морской Пехоты. Но пусть будет еще и Бухта Десанта – прежде всего для себя и своей памяти, не для лоций Керченского пролива или местных жителей…
Но военная история этих мест еще глубже – и трагичнее.

«Переправа через Керченский пролив отходящих войск Крымского фронта была одна из драматичных страниц истории Великой Отечественной войны. Почти всю зиму и весну на Керченский полуостров шли войска, техника, боеприпасы, горючее и другие материальные ценности. Для этого использовались корабли военно-морского флота и суда других ведомств. И вот теперь многое из того, что переводилось, надо было в короткий срок, под огнем противника, перебросить на кубанский берег», — напишет в своей книге «Керченская катастрофа 1942» известный военный историк Всеволод Абрамов.

Противник яростно рвался к переправам. 16 мая 1942 года на одном лишь участке между горой Хрони и берегом Азовского моря гитлеровцы бросили в атаку пехотную дивизию с 60 танками.

«Воины 51-й армии под командованием полковника Г. П. Котова, кавалеристы 72-й Кубанской дивизии, бойцы войск Наркомата внутренних дел отбивали врага. Были случаи, когда наши солдаты вскакивали на движущиеся, извергающие огонь фашистские танки и «ослепляли» их водителей, закрывая гимнастерками смотровые щели... 17-19 мая бои шли непосредственно у Маяка и Жуковки. Гитлеровцы с высот видели пролив, переправу войск, непрерывно вели огонь, но смять оборонявшихся не могли. Арьергардные части удерживали свои рубежи до конца. Когда кончались патроны, защитники переправы бросались в штыки, разили фашистов прикладами, ножами...» Это уже из книги С. М. Щербака «Боевая слава Керчи».

Выжившим в том кромешном аду запомнилось выступление сводного духового оркестра. Музыка творила чудеса: изможденные, вымотанные многочасовыми боями, деморализованные бойцы Крымфронта, заслышав знакомые мелодии, поднимались в атаку. Не было патронов — шли в штыковую, не было оружия — брали камни и сходились в рукопашной...

Когда бои утихнут, и противник, тоже выдыхающийся и злой, выйдет северо-восточнее Керчи к проливу, вся прибрежная часть будет сплошь укрыта телами наших солдат. Убирать их заставят местных жителей. Никто не запишет имен погибших. Многочисленные воронки станут безымянными братскими могилами, на языке официальном — санитарные захоронения, никак и ничем не отмеченные. А потому до поры, до времени — неизвестные.

В прошлом году керченские и нижнегорские поисковики нашли тут целое захоронение. По словам известной исследовательницы Оксаны Шеремет, в ходе полевой поисковой экспедиции Нижнегорского военно-поискового клуба «Патриот» совместно с сотрудниками Керченского историко-культурного заповедника, поисковиками и любителями военной истории города-героя Керчи в одной из балок, неподалеку от Еникальского маяка, были обнаружены останки 22 советских солдат. При них были найдены несколько именных ложек и восемь медальонов-смертников. Только три из них удалось прочитать. Лучше всего сохранился вкладыш в медальоне Н. С. Шайдурова.

Семьдесят лет числился пропавшим без вести младший командир Николай Семенович Шайдуров - потомственный казак из станицы Григорополисской Новоалександровского района Ставропольского края. Он родился в 1910 году в старинной казачьей станице, основанной в 1794 году переселенными донскими казаками на правом берегу реки Кубань. Судя по довоенным фотографиям, служил срочную в кавалерии. Перед войной, по воспоминаниям старожилов, заведовал в местном колхозе молочно-товарной фермой. На фронт ушел, оставив дома жену и двух ребятишек - дочку и сына.

Оксана Николаевна с сожалением констатирует: «На данный момент мало что известно о боевом пути Николая Семеновича. Не сохранились письма, которые он в редкие минуты затишья между боями писал жене и детям. Но на протяжении семи десятков лет, из поколения в поколение, его потомки, как заклинание, передавали строки последнего письма: «Движемся к переправе в Керчи. Сильно бомбят». Каким образом, в суматохе отступления Крымского фронта, отсчитывающего последние дни своего существования, Николаю Шайдурову удалось отправить заветный «треугольник» родным, вряд ли когда-нибудь станет известно. Но в ставропольской станице запомнили название крымского города. И все эти годы семья не теряла надежды узнать что-то судьбе близкого человека».

«Нельзя сказать, что Николай Семенович родился в рубашке, но то, что ему повезло - это точно. Он, вопреки примете (заполнишь медальон - непременно погибнешь), с максимальной точностью заполнил вкладыш, четко вписал в него личные данные, адрес, имя жены - Анастасии Федоровны Шайдуровой. Это и позволило исследователю, составителю виртуальной Книги памяти Керчи Наталье Юрьевне Дзюба быстро уточнить данные пропавшего без вести Н. С. Шайдурова в ОБД «Мемориал», а затем найти его родных по месту жительства. На ее просьбу помочь отыскать родственников сразу же откликнулся глава муниципального Григорополисского сельсовета Борис Васильевич Орлов» - рассказала Оксана Шеремет.

Оказалось, что вдова погибшего пережила его всего на несколько лет, умерла вскоре после окончания войны. Но в станице живет его 74-летний сын Иван Николаевич Шайдуров. Есть внуки, правнуки. Узнав, что найдены останки, родственники изъявили желание перевезти их на родину, чтобы здесь захоронить. Их поддержал глава станицы.

Как сообщали керченские газеты, на имя городского головы было направлено обращение о содействии и организации проводов погибшего героя с подобающими почестями. Керчане достойно провели на родину мужественного защитника своего города.Судостроительный завод «Залив» безвозмездно изготовил гробы, необходимые для перевозки груза «200» через границу. Быстро, без проволочек были оформлены документы судмедэкспертизой и таможней. Управление культуры организовало церемонию проводов погибшего воина.

«Надо отметить, что такое мероприятие в нашем городе проводилось впервые. – говорит Оксана Шеремет, одна из инициаторов этого сложного и мноогранного мероприятия. - Церемония прощания с младшим командиром Н. С. Шайдуровым состоялась в самом центре города-героя. В сквере Славы собрались представители городской администрации, ветеранских и поисковых организаций, трудовых коллективов, школьники, военнослужащие, чтобы отдать дань памяти одному из славных защитников города-героя в трагические дни мая сорок второго. Гроб с останками солдата был установлен у Вечного огня. Почетный караул у него несли нынешние защитники Отечества — морские пехотинцы батальона войск береговой обороны и военные реконструторы клуба «Эльтиген», одетые в форму РККА. Также в почетном карауле у мемориала Героев стояли юнармейцы керченских школ».
Ритуал прощания начался с возложения венка от города-героя Керчи к гробу погибшего его защитника. Затем ветераны и молодежь возложили цветы.
С прощальными речами на церемонии выступили многие – и каждый из выступающих говорил о том, что долг живущих сегодня и последующих поколений — помнить, какой ценой завоевывалась Победа. Знать, что в победном 1945-м есть весомая доля и тех, кто пал смертью храбрых в кровопролитных боях под Керчью в 42-м.»

"Великое для Керчи звание «город-герой» написано не чернилами на бумаге, оно написано кровью сотен тысяч бойцов Красной Армии, в том числе Николая Семеновича Шайдурова", — подчеркнул в своем выступлении поисковик Александр Петров.

Подтверждением сказанному стали слова главы Григорополисской станицы Бориса Орлова, который рассказал о том, как бережно станичники хранят память о своих земляках, павших в годы Великой Отечественной войны. Из небольшого населенного пункта на фронт ушло более 2,5 тысяч человек, из них 750 — не вернулись, в том числе 30 — пропали без вести. Их имена значатся на обелиске, установленном в память о не вернувшихся с фронта жителях станицы. Торжественно, с почетом, проведут в последний путь и Н. С. Шайдурова — достойного потомка славного казацкого рода.

«Немногословны были в своих выступлениях внуки погибшего — названный в честь деда Николай Иванович Шайдуров и Сергей Филиппович Роденков. – рассказывает Оксана Шеремет, - Их можно понять: столько лет ни одной весточки, а тут не просто о судьбе узнали, но и получили возможность поклониться останкам деда и более того — захоронить их на родине. В такой ситуации даже мужчинам сложно сдержать эмоции».

Перед отъездом в Ставропольский край, его делегация познакомилась с достопримечательностями Керчи. Гости города посетили историко-археологический музей, Царский курган, музей обороны Аджимушкайских каменоломен. Затем ставропольцы побывали в том месте, где были найдены останки их земляка. Возложили венок, набрали земли с места захоронения. Растирая высохший комок глинистой почвы, Сергей Роденков нашел поржавевшую сержантскую петличку. Точно такую, как на довоенном фото его деда. Находку сочли знаком благодарности солдата за его возвращение домой. За то, что его душа наконец обретет вечный покой в родной земле. А тело – перевезено в родную почву из глинистой земли мыса Фонарь.
И забравшись на высотку южнее, понял почему мыс называется именно так. Где-то с километр в степь, на горе, стоит большой белый маяк.

«Называется маяк Еникальским. Но привязка идет не по Еникале, что южнее по проливу, а по Фонарю. Оттого и наш мыс так называется», - разъяснил мне первый встреченный рыбак. И я стал спускался в Глейки, небольшой рыбацкий поселок.

Глейки имеют интересное название не по написанию, а по произношению – ударение ставится на последнюю букву. И в нем слышится что-то неуловимо родное, прожженное солнцем и просоленное морем. Вымощенные камнем улицы, корявые прибрежные абрикосы, беленькие домики, заборы из порванных рыбацких сетей, лодки на берегу – вот какие Глейки. Место для селения выбрано умно – от северных ветров закрыто косогором и скалой, а прямо – везде море.

«Раньше тут все одной рыбой жили, - наперебой отвечают местные старушки на мой вопрос о былой жизни. – Ведро отборной жирной «камсы» пару рублей стоило. А еще и «краснюк» был, и селедка керченская настоящая».

Сейчас же промысел развалился с развалом рыбколхозов. Да и рыбы стало заметно меньше. Так, тряхнет стариной какой ветеран рыбного флота, на лодке в ту же Бухту Десанта выйдет бычков наловить…

Вода в Глейках привозная, нет никакой собственной. Потому у каждого дома – резервуар: то бочка, то бассейн. На огородах, крошечных по степным меркам, растет только самое засухоустойчивое – лук, укроп, фасоль. Все остальное – с базара в Керчи. До нее тоже надо добираться – сначала пешком в село Маяк, оттуда маршруткой в город. Как я позже узнал, маршруток в Маяк ходит только три, да еще летом «ПАЗ» рейс делает.

Но живописные места все же привлекают отдыхающих – в этом году в Глейках побывало до сотни гостей. В основном из Украины, но были и россияне и белорусы. Последние настойчиво искали «прикупить домик». Думаю, нашли – в селе я заметил несколько пустых хаток. И на мой вопрос о продаваемом жилье к местному жителю, обкладывающему свой дом кирпичом, было ответ: «Обратись в соседний дом, продать хотят многие».

Не стал я тревожить жителей рыбацкой деревушки спросом на их домики. Да и денег у меня для покупки «жилья у моря» нет. А если бы были, неизбежно купил бы здесь пусть не дом, а лодочный гараж с лодкой, и ходил бы на веслах вдоль полюбившихся берегов. На мыс Фонарь, откуда видна Россия и где встает солнце - для всего Крыма. В Голубиную бухту Десанта… И поминал бы ребят, что лежат тут пока не найденными, но надеющимися что их обязательно найдут, и их имена снова обретутся под этим восходящим светилом.


Сергей Ткаченко

Фото автора


Крым - край русский: Здесь солнце встает из России (ФОТО)

Мыс Фонарь и каменные крокодилы

Крым - край русский: Здесь солнце встает из России (ФОТО)

Глейки: рыба ушла и лодки рассохлись

Крым - край русский: Здесь солнце встает из России (ФОТО)

Вид на Бухту Десанта и мыс Фонарь
Просмотров: 2878 Комментариев: 0

Комментарии:
>> Оставить комментарий <<

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Происшествия
ТОП новостей

"Незалежную" нарежут на округа с префектами... если успеют0 09:57