Авторизироваться


Чужой компьютер





Крым - край русский. Крымская область РСФСР – какой она была: армия (ФОТО)

Эксклюзив / Крым край русский

Крым - край русский. Крымская область РСФСР – какой она была: армия (ФОТО)
«Новоросс. info» - Советский лозунг «Народ и армия – едины!» весьма кстати подходит для объяснения всего нижеизложенного материала. Советская армия (именно так стала именоваться с 25 февраля 1946 года победоносная Рабоче-крестьянская Красная Армия), конечно не была какой-то местной, а войсковые части ее на Крымском полуострове – крымскими по принадлежности. Но вот по сути – до самых тяжелых времен реформаторских (точнее расформираторских, простите за новое слово) 90-х и безвременья 2000-х, соединения и части, разной судьбой заброшенные в Крым после великой войны, были истинно крымскими. Это ощутили многие военнослужащие на себе, послужив в них; так ощущает себя и автор, отдавший семнадцать лет своей службы в одной из таких частей, авиационной по принадлежности и крымской по духу. Но обо всем по порядку.

9 мая 1945 года закончилась Великая Отечественная война. Боевые действия на Европейском Театре военных действий прекратились. Надобность в огромной армии (свыше 11 миллионов человек) отпала. Уже 28 июля выходит в свет Закон СССР «О демобилизации старших возрастов личного состава действующей армии». Он предписывал уволить военнослужащих тринадцати старших возрастов во второй половине 1945 года, т.е. рождения с 1895 по 1917 годы.

Одновременно было необходимо провести организационные мероприятия и в самой армии. Ведь надобность в существовании фронтов, как высших административных и оперативных единиц отпала с окончанием боевых действий. Было необходимо вывести из стран Европы войсковые соединения и распределить на территории СССР, организовать их войсковое управление по нормам мирного времени. За пределами СССР оставались лишь соединения, обеспечивавшие оккупационный режим в Германии, Австрии, Венгрии и соединения, которые бы обеспечили создание правительств лояльных Советскому Союзу в Польше, Чехословакии, Румынии, Югославии, Болгарии.

9 июля 1945 выходит приказ наркома обороны № 0139 «Об организации новых округов и изменении границ существующих военных округов». Этим приказом фронты преобразовывались в округа, организовывались новые военные округа, указывались территории, входящие в состав этих округов, командующие округов и какие штабы каких фронтов и армий будут теперь составлять штабы (точнее - управления) округов. И именно этим приказом наряду с еще тридцатью округами создан единственный в своем роде, малоизвестный даже военным историкам – Таврический военный округ. В документах той поры он сокращался до аббревиатуры ТВО, но в обиходе военных все было проще – ТаВО… В общем, о нем, о ТаВО и пойдет речь.

Округ образовывали войска Отдельной Приморской армии, остававшейся в Крыму еще с победного 1944-го. Управление округа (г. Симферополь) – было сформировано из штаба Отдельной Приморской армии. В территорию округа входили три области: Крымская, Херсонская и Запорожская. Соседом слева был Одесский военный округ (ОдВО), справа – Харьковский ВО, и через Керченский пролив – Кубанский военный округ. Первый командующий - генерал-лейтенант К.С. Мельник. Затем округом командовал генерал армии Попов Маркиан Михайлович (1902 - 1969). Увы, этот военачальник незаслуженно забыт, а ведь в истории Великой Отечественной он сполна проявил свой полководческий талант – на его счету разработка и проведение Брянской и Орловской наступательных операций в 1943 г., успешные действия 2-го Прибалтийского фронта под его командованием, как начальник штаба планировал операции по освобождению северо-запада СССР - это были Выборгско-Петрозаводская операция, в которой Ленинградский фронт участвовал своим правым крылом, Режицко-Двинская операция 2-го Прибалтийского фронта, Нарвская операция Ленинградского фронта, Мадонская операция 2-го Прибалтийского фронта, Прибалтийская операция, в которой участвовали оба фронта…. Но наиболее выдающейся все же является Брянская наступательная операция в августе - сентябре 1943 года, проведенная войсками Брянского фронта под его командованием. В этой операции Попов осуществил ввод войск в прорыв на участке соседнего Западного фронта, а затем ударом маневренной группы разрезал оборону врага. Потери фронта в этой операции - одни из наиболее малых в аналогичных операциях советских войск (безвозвратные - 13033 человек, санитарные - 43 624 человек) при значительных результатах (продвижение до 200 километров, прорыв в Белоруссию, освобождение Брянска, Бежицы, форсирование рек Сож и Десна). Но судьба-злодейка! Попову, боевому генералу, присваивали звание «генерал армии» - дважды…

в августе 1943-го и в августе 1953-го! Поговаривают, как-то выпил и кого-то крепко послал… Кого - не уточняют, но в апреле 1944 г. был понижен в звании, это факт. И восстановлен только уже при командовании ТаВО. А звезду Героя Советского Союза вообще получил только в 1965-м….

После Попова ТаВО недолго возглавлял генерал-лейтенант С.С. Фоменко, и с 1954 г. до расформирования в 1956 г. – опять боевой генерал -полковник, герой Сталинграда, Курска и Орши Иван Ильич Людников. Были люди-глыбы в нашем ТаВО!

Соответственно благоприятной военно-политической обстановке Одесский и Таврический военные округа являлись округами т.н. «второй категории», танковых соединений в своем составе не имели, а в период 1945-1956 гг. каждый из них располагал одной механизированной дивизией: ОдВО - 34-й гвардейской Криворожской (в Николаеве), сформированной на базе 92-й гв. сд; ТаВО - 28-й Горловской (в Симферополе), сформированной на базе 126-й сд. Кроме механизированных дивизий в составе ОдВО и ТаВО имелись, в частности, 59-я (ОдВО), 86-я гвардейские (ОдВО), 157-я (ТаВО), 180-я стрелковые дивизии (ОдВО). Надо отметить, что оба округа находились в постоянном взаимодействии, и понятно, что после апреля 1956 г., когда Таврический военный округ был упразднен, его территория и войска переданы в подчинение Одесского военного округа. Кстати, именно части ТаВО – бывшей Приморской армии – в 1948 г. были задействованы в масштабных съемках фильма «Третий сталинский удар» об освобождении Крыма в 1944 г. И картина получилась очень масштабной – и практически документальной! Ведь все снималось на тех же местах и почти теми же силами, как это происходило весной сорок четвертого… Всем рекомендуем посмотреть этот фильм!

Конечно, дать подробную историю Таврического ВО в сжатом очерке не получится. Скучное перечисление частей и подразделений, разбросанных по Крыму, считаем лучше заменить самой малоизвестной историей – историей крымского спецназа.

Прежде всего, надо отметить, что в окружном подчинении ТаВО в 1950-1953 гг. находилась 228-я рота специального назначения. В 1953 году во время масштабного сокращения Вооруженных Сил были расформированы 35 рот, в том числе и крымская. Была также сделана попытка передать оставшиеся роты под контроль Главного штаба Сухопутных Войск, к счастью нереализованная. Вскоре опомнились, и в 1957 г. из Белоруссии в Симферополь прибывает 78-я отдельная рота спецназа Главного разведывательного управления. Но это был уже не ТаВО, и была в принципе, совсем другая история. Причиной воссоздания сил специального назначения стало появление на вооружении вероятного противника ядерного оружия оперативно-тактического и тактического назначения. Спецназ задумывался как средство, позволявшее обнаружить в тылу противника средства его ядерного нападения и обладавшее способностью самостоятельно его уничтожить.

Строго говоря, Спецназ ГРУ никогда не был самостоятельным родом войск, и называть части и подразделения специального назначения Войсками не есть правильно. Находясь под оперативным управлением Главного Разведывательного Управления Генерального штаба СССР, части и соединения спецназ являлись составной частью фронтового, армейского или флотского комплекта разведки, т.е. были средством боевого обеспечения.

Основное отличие разведки специального назначения от других видов разведки в том, что она предназначена не только для ведения разведки, но и для нанесения поражения обнаруженному объекту. Кроме уничтожения средств ядерного нападения, другими задачами, стоящими перед спецназом в первые годы его существования были: ведение разведки сосредоточения войск и объектов противника в его глубоком тылу; проведение диверсий на объектах тыла и коммуникациях противника, создание паники и дезорганизации работы тыла; организация и руководство национально-освободительным движением; уничтожение видных военных и политических деятелей противника.Последняя задача впоследствии была стыдливо удалена из руководящих документов. Что в общем то странно, учитывая большой опыт американцев в данной области – достаточно вспомнить ликвидацию адмирала Ямамото, или покушение на генерала Роммеля. Да и англичане посредством спецназовцев по сути, чехов по национальности отправили на тот свет Рейнхарда Гейдриха – начальника Главного управления имперской безопасности Германии. В общем, спецназовцы в Крыму, используя благоприятные природно-географические условия, готовились ко всему.

Еще одной малоизвестной из-за прошлой секретности страницей военной истории послевоенного Крыма, является деятельность различных испытательных частей или центов, прежде всего авиации. Причем вся работа их начиналась именно в конце 1940-х – начале 1950-х годов, и продолжалась до развала СССР, а у некоторых – теплится до сих пор.

В Крыму базировались испытательные подразделения ВВС СССР, части морской авиации, части дальней авиации (осуществлявшие патрулирование западных границ Союза ССР, и, предположительно, носители ядерного оружия), авиация войск противоздушной обороны. Только краткое перечисление всех морских, авиационных и сухопутных испытательных центров достойно впечатлить:

- 31-й Испытательный центр ВМФ с центром в Феодосии, это 4 отдельных подразделения - испытания ракетно-артиллерийских систем (на мысе Чауда восточнее Феодосии и на мысе Фиолент под Севастополем); испытания минно-торпедного вооружения (управление в военном порту Феодосии, полигон в Двуякорной бухте); испытания гидроакустических систем (управление в центре Феодосии); измерительная инфраструктура от мыса Башенного (около Морского) до мыса Опук (юго-восток Керченского полуострова).

- Морской десантный полигон для проведения батальонных тактических учений с боевой стрельбой с высадкой десанта (близ мыса Чауда, но чаще называемый как Опукский полигон).

- Государственный Краснознаменный НИИ ВВС (командование в Ахтубинске, Астраханской области РСФСР), 3-е научно-испытательное управление находилось в Феодосии (Приморском) и имело в подчинении: аэродром Кировское, где располагался летно-испытательный комплекс (базирование авиационных частей); полигон взлетно-посадочных систем «НИТКА» (Саки-4, ныне Новофёдоровка); испытательный полигон «Чауда», контрольно-измерительная инфраструктура для испытаний на Меганоме; головное подразделение в Приморском (в 1950-1960-е годы располагалось в самой Феодосии) – об первом десятилетии истории этой уникальной части мы расскажем подробнее ниже.

- 10-е научно-исследовательское управление, включало авиационные части и авиационный полигон в Багерово, где испытывали изделия специального назначения (атомные бомбы без боезаряда, точнее весогабаритные модели), это тоже тема для отдельного рассказа.

- Филиалы «фирм» (конструкторских бюро) вертолетчиков Михаила Миля и Николая Камова – за поселком Приморский; для взаимодействия с военными испытателями из ЛИЦа (о котором поговорим чуть ниже).

- Инфраструктура космической программы СССР – наземно-измерительные пункты: НИП-10 в Школьном под Симферополем - элемент системы управления полетами космических аппаратов; НИП-16 и НИП-22 под Евпаторией в Витино, (сейчас – едва работающий Национальный центр управления и испытаний космических средств); войсковая часть в Школьном - разработки по проекту «Луноход», «Буран» и другим космическим программам.

Полигоны и учебные центры сухопутных войск тоже были в Крыму в изобилии с первых послевоенных годов. Старокрымский полигон, на котором автор впервые стрелял боевыми патронами (как давно это было!) – пехотный, это раз. 165-й Учебный центр и Ангарский полигон (с войсковым стрельбищем, танковой директрисой, артиллерийским полигоном и автодромом) в Перевальном как центр по подготовке иностранных военнослужащих при Минобороны СССР, это два. Полигон стрелковый в Кизилташе-Краснокаменке, это три. Евпаторийский полигон с войсковым стрельбищем, танковым огневым городком, винтовочно-артиллерийским полигоном и танкодромом, это четыре. Танковый полигон в Камышовой бухте (сейчас полигон отдельной бригады морской пехоты), это пять…

Но предлагаем окунуться в заявленные нами пятидесятые годы, и мысленно перенестись на крайний восток и юго-восток полуострова, в мир гудящих авиационных двигателей, взлетов и посадок, мишенных полей и голоса руководителя полетов. Причем в этой истории будет и атомная бомба, и новейшие самолеты в начале реактивной эры.

Кстати, еще одно замечание, так сказать испытательский «ликбез». Испытания авиационной техники - это комплекс работ, проводимых в процессе создания, производства и эксплуатации летательного аппарата и его составных частей с целью проверки их работоспособности, выявления и устранения недостатков, проверки соответствия фактических характеристик расчетным данным и установленным требованиям и подтверждения заданного уровня надёжности. Различают наземные испытания и лётные испытания, в которых, в свою очередь, могут быть выделены отдельные виды, отличающиеся тематической направленностью, задачами, условиями (местом) проведения и т. п. И тут уж неважно, что именно испытывать…. Но начнем мы с ядерного оружия.

Как известно, проведенные 16 июля 1945 г. США испытания ядерного устройства и последовавшее затем применение ими ядерного оружия по Хиросиме и Нагасаки привели к ускорению создания в СССР своего «ядерного щита». В нашей стране были приняты соответствующие меры по созданию атомной промышленности и отечественного ядерного оружия. В 1946 г. по решению правительства для разработки атомной бомбы создается конструкторское бюро КБ-11 (ныне РФЯЦ-ВНИИЭФ). При проектировании атомной бомбы предусматривалось, что она должна быть авиационной, т.е. обеспечивать ее бомбометание с самолета-носителя. Создание атомной бомбы с завершением необходимого объема работ, безусловно, не могло быть выполнено только на базе КБ-11. Необходимо было построить специализированный полигон для завершающей отработки ядерного боеприпаса как объекта вооружения и проведения ядерных испытаний. Вполне естественно, что вскоре после образования КБ-11 в 1947 г. было принято решение о создании полигона для ядерных испытаний в районе Семипалатинска (УП-2) и авиационного полигона в Крыму для обеспечения воздушных ядерных испытаний - 71-го полигона ВВС. Деятельность громадного полигона УП-2 была многогранной и достаточно широко освещена в печати. 71-й полигон ВВС, дислоцированный в Крыму в пос. Багерово, был подведомствен отделу при главнокомандующем ВВС, отдел затем был преобразован в Управление во главе с генерал-лейтенантом Н.И. Сажиным.

Полигон был расположен в 14 км от Керчи на месте действовавшего здесь во время войны полевого аэродрома. В этом районе преобладало значительное количество солнечных дней, что было существенно для обеспечения визуального наблюдения за испытываемыми объектами при траекторных измерениях. При этом учитывалось обеспечение безопасности испытаний и соблюдение режимных условий, а также возможность отчуждения для полигона значительной территории. Восточная граница полигона от пос. Багерово выходила к Азовскому морю в районе Чокракского озера, а западная - к Казантипскому заливу. На отведенной территории все бывшие аэродромные сооружения и взлетно-посадочная полоса были разрушены, жилой фонд отсутствовал. К этому следует добавить, что в районе будущего гарнизона не было дорог, источников водоснабжения, отсутствовала линия электропередачи.

Приказ главкома ВВС о формировании 71-го полигона как воинской части 93851 с его штатной структурой был подписан 10 ноября 1947 г. Начальником полигона был назначен энергичный, обладающий опытом руководства большими коллективами и ведения боевых операций генерал-майор авиации, Герой Советского Союза Георгий Осипович Комаров.

На долю руководства полигона выпала необычайно сложная и ответственная задача по строительству необходимых производственно-служебных сооружений, созданию казарменного и жилого фонда для личного состава и других объектов. Необходимо было уже со следующего 1948 г. приступить к летным испытаниям разрабатываемых изделий.

К первоочередным объектам строительства относились сооружение взлетно-посадочной полосы, стоянки для самолетов и командного пункта управления полетами; приспособление оставшихся полуразрушенных сооружений и строительство вновь лабораторно-испытательных объектов для проведения наземных испытаний изделий и подготовки их к летным испытаниям при сбрасывании с самолетов; строительство цели для бомбометания и пунктов внешнетраекторных измерений; прокладка от ближайшей станции железнодорожных путей к разгрузочной рампе и складам горюче-смазочных материалов.

Параллельно с этим велось строительство казарм, жилья, объектов соцкультбыта, электроснабжения, водоснабжения и отопления гарнизона. Со стороны ВВС, МО и других ведомств проявлялась всесторонняя помощь в строительстве и обеспечении гарнизона необходимым оборудованием при строжайшем контроле сроков введения объектов в строй. Темпы работ, их организация с позиций настоящего времени кажутся невероятными. Для выполнения строительных работ к полигону вначале был придан строительный батальон, который был затем заменен на мощную, оснащенную техникой и специалистами, строительную бригаду.

Все это позволило, как и планировалось, в 1948 г. приступить к летным испытаниям изделий. Вначале полеты выполнялись с взлетно-посадочной полосы, покрытой металлическими плитами. Строительство этой полосы в срочном порядке было выполнено как внеочередное. В последующем была сооружена взлетно-посадочная полоса с железобетонным покрытием и созданы соответствующие аэродромные системы, обеспечивающие полеты в дневных и ночных условиях всех существовавших и проектировавшихся в то время самолетов. Построены и введены в строй лаборатории и измерительные пункты с оснащением их по тому времени новейшим оборудованием. В сравнительно короткое время казарменная и жилая зоны городка были благоустроены. Решены проблемы снабжения электричеством, водой и теплом, проблемы канализации. Построены солдатский клуб и гарнизонный Дом офицеров на 620 мест, две гостиницы, госпиталь и поликлиника, четыре магазина, образцовая средняя школа, детский сад, пионерский лагерь на 200 мест. Городок радовал чистотой и порядком, благоустройством дорог и зелеными насаждениями.

Как и на аналогичных объектах, связанных с реализацией атомного проекта, в гарнизоне осуществлялся строгий отбор кадров, были ограждены служебная и жилая зоны с введением особого пропускного режима. В первые годы действовали ограничения по переписке, проживанию членов семей как в гарнизоне, так и близлежащих поселках и Керчи.

Но главным все же оставался полигон. Основные подразделения его таковы: штаб; летно-испытательная часть в составе трех авиационных полков и непосредственно связанная с ней инженерно-авиационная служба; научно-испытательная часть с ее лабораториями и испытательными отделами; службы тылового обеспечения. В летно-испытательную часть входили три авиационных полка: 35-й бомбардировочный, 513-й истребительный и 647-й смешанный авиационный специального обеспечения.

Начиная с первого ядерного взрыва, произведенного в 1949 г., установилось длительное взаимодействие 71-го полигона ВВС с полигоном УП-2, на котором для авиаторов основными задачами были: выполнение бомбометаний с самолетов-носителей в режиме воздушных ядерных взрывов и проведение отбора продуктов взрыва из облака самолетными средствами. На самолетах, участвовавших в ядерных испытаниях, проводились наблюдения и измерения физических явлений, сопровождавших взрыв. Задачи авиационного обеспечения ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне были достаточно очевидными. Однако проведению натурных ядерных испытаний на УП-2 предшествовали этапы предварительных работ, выполняемые на основной базе 71-го полигона ВВС, которые включали отработку и «неядерные» испытания ядерных бомб совместно с испытаниями их самолетов-носителей. По результатам этих испытаний определялась пригодность и готовность комплекса «самолет-бомба» к проведению воздушных ядерных испытаний. Этот этап был сложным, трудоемким и ответственным, так как от его результатов в определенной степени зависели безопасность и надежность проведения ядерных испытаний.

Ядерные испытания на Семипалатинском полигоне УП-2 начиная с 1949 г. и в последующие годы при авиационном обеспечении их 71-м полигоном ВВС проводились весьма успешно. При этих испытаниях одним из важнейших был вопрос обеспечения безопасности не только участников их проведения, но и окружающей среды за пределами полигона. Особенно остро проблема обеспечения безопасности проявилась в связи с разработкой и испытаниями термоядерных зарядов мегатонного класса - возникла необходимость переноса испытаний зарядов больших мощностей с Семипалатинского полигона в другой более безопасный район, отдаленный от населенных пунктов. Это послужило основанием для создания на острове Новая Земля полигона для проведения воздушных ядерных испытаний мощных зарядов. Созданием и развитием этого полигона занималось Управление при главнокомандующем ВМФ, начальником которого был контр-адмирал П.Ф. Фомин. Ввод этого полигона был связан также с завершением строительства на Кольском полуострове аэродрома «Оленья» для дислокации на нем авиагруппы 71-го полигона ВВС, самолетов-носителей и сборочных сооружений для ядерных бомб. И уже с 1957 г. начались воздушные ядерные испытания одновременно на двух полигонах - Семипалатинском и Новоземельском. Воздушные ядерные испытания на этих полигонах проводились до 1962 г. и были прекращены в связи с введением моратория на проведение ядерных испытаний в грех средах. При переходе на подземные ядерные испытания 71-й полигон ВВС участвовал в них, обеспечивая контроль авиационными средствами выхода продуктов взрыва в атмосферу и отбор проб этих продуктов для радиохимического анализа.

Успехи ученых и конструкторов в разработке и испытаниях ядерных зарядов с различными массогабаритными характеристиками и показателями эффективности действия создали предпосылки внедрения ядерного оружия в различные системы и комплексы вооружения, в том числе и для авиации ВВС и ВМФ. Научно-техническое сопровождение этих разработок для авиации стало новой задачей для 71-го полигона ВВС. Оно включало проведение исследований по обоснованию требований к ядерному оружию и самолетам-носителям разработку методов испытаний ядерных авиабомб и боевых частей ракет для стратегической, фронтовой и истребительной авиации, их самолетов-носителей и средств эксплуатации этого нового вида вооружения.

На начальном этапе внедрения ядерного оружия с 1948 г. взаимодействие осуществлялось только с ВНИИЭФ (Арзамас-16), с их учеными и конструкторами - Ю.Б.Харитоном, К.И.Щелкиным, Н.Л.Духовым, С.Г.Кочарянцем, В.С.Комельковым, В.А. Зуевским. Это наши творцы мира и ангелы-хранители – ведь не будь их «изделий», Америка могла бы и не остановиться…. С середины 50-х и в последующие годы 71-й полигон тесно сотрудничает со вновь образовавшимися в Минсредмаше институтами: ВНИИТФ (Челябинск-70); ВНИИА (Москва); НИИС (Н.Новгород); КБ АТО, а также с серийными предприятиями отрасли. По отработке и испытаниям самолетов-носителей, авиационных крылатых ракет и специальных авиационных средств приходилось сотрудничать с конструкторскими бюро Министерства авиационной промышленности (МАП) - А.Н.Туполева, С.В.Ильюшина, В.М.Мясищева, А.С.Яковлева, П.О.Сухого, А.И.Микояна, О.К.Антонова, М.Л. Миля, Н.И.Камова, А.Я.Березняка, а также с ЦАГИ МАП, ГКНИИ ВВС, НИИ ПДС и другими организациями и ведомствами. Массовое внедрение ядерного оружия в авиационные части потребовало организации на полигоне учебного центра по подготовке специалистов для ядерно-технических подразделений ВВС.

Полигон функционировал с 1947 по 1972 г. За четверть века им выполнен большой объем работ по авиационному обеспечению ядерных испытаний, отработке и испытаниям образцов ядерного оружия для авиации ВВС и ВМФ, средств их эксплуатации и боевого применения. До введения в 1962 г. моратория на ядерные испытания 71-м полигоном ВВС обеспечено -180 воздушных ядерных испытаний при сбрасывании ядерных бомб с семи типов самолетов-носителей. Трем летчикам-испытателям было присвоено звание Героя Советского Союза: подполковнику Ф.П. Головашко (11 сентября 1956 года); подполковнику В.Ф. Мартыненко (7 марта 1962 года); подполковнику А.Е. Дурновцеву (7 марта 1962 года).

Следует еще напомнить, что создание отечественного ядерного оружия началось с разработки двух вариантов ядерной бомбы: имплозивного типа, названной изделием РДС-1 (по некоторым данным расшифровывается как «Россия делает сама!»), и пушечного. К этим работам Багеровский полигон был привлечен с момента его образования - с 1947 года. При взаимодействии с КБ-11 работы велись под условными индексами: по первому - «изделие-501» , а по второму - «изделие-601» .

Начавшиеся по «изделию-601» работы вскоре были прекращены, как впоследствии было опубликовано, из-за того, что пушечный вариант заряда по ряду показателей уступал заряду имплозивного типа. Испытатели ядерных бомб отчетливо понимали, что аэробаллистика «изделия» должна обеспечить не только необходимую точность бомбометания, но и стабильность поведения на траектории падения - колебания и вращения могут отрицательно влиять на работу приборов автоматики «изделия». В баллистическом корпусе «изделия» кроме заряда размещалась автоматика с ее низковольтной частью, приборами предохранения, взведения и датчиками высотного срабатывания и высоковольтной системой подрыва и синхронного инициирования капсюлей детонаторов заряда. Для рассмотрения и согласования планов совместных работ и методических вопросов испытаний «изделия-501» в 1948 году, была организована поездка специалистов полигона в Арзамас-16.

К 1949 году на 71-м полигоне практически были завершены все основные испытания «изделия 501». Летные испытания «изделий» проводились при непосредственном участии в них разработчиков. По ходу испытаний в конструкцию и схему изделия вносились уточнения и изменения. Ответственным руководителем был Николай Леонидович Духов, прекрасный организатор, в совершенстве знавший технику, отличавшийся сочетанием доброты к людям с высочайшей требовательностью соблюдения указаний чертежной, технической и нормативной документации.

В 1952 году и первой половине 1953-го испытатели 71-го полигона проводили: летные испытания РДС-3 с новой системой внешнего нейтронного инициирования заряда; летные контрольные испытания образцов изделия РДС- 3 серийного производства; испытания и отработку нового самолета-носителя в комплексе с тактической атомной бомбой; отработку более эффективных средств отбора радиоактивных продуктов из облака взрыва.

Изделие РДС-3, в котором были реализованы новые конструктивные решения по заряду, дало основание для принятия этого изделия на вооружение ВВС. Ученые и конструкторы последовательно изыскивали возможности дальнейшего совершенствования и улучшения характеристик этого вида ядерного оружия.

Испытание РДС-3 проводили 18 октября 1951 года на Семипалатинском полигоне, в 2,5 км от центра двух предыдущих испытаний в августе 1949 г. и сентябре 1951 г. Испытательные сооружения разрушенные предыдущим ядерным взрывом были вновь восстановлены. Бомбу сбросил бомбардировщик Ту-4 с подрывом её на высоте 380 м, энерговыделение составило 42 килотонны. Как показали исследования атмосферы и грунта, а также взятие проб по пути движения облака, после воздушного взрыва радиоактивность оказалась в 109 раз меньше, чем от наземного взрыва. Это было первое воздушное и третье ядерное испытание в СССР. И, кстати – никаких испытаний атомного оружия в Крыму не проводилось, что бы там не говорили! Весогабаритные изделия срывались из-под самолетов, это было, но вот чтобы атомные бомбы… Надежная техника. В том числе и авиационная!

В первые послевоенные годы самолётный парк авиации ВМФ стал попол-няться реактивными самолётами. Дальнейшее развитие получили средства по-ражения, в том числе создано ракетно-ядерное оружие. Но все новое надо было еще испытывать…

В марте 1946 года решением Главного Морского штаба Летно-испытательный институт ВВС ВМФ был переименован в Научно-Испытательный Институт Авиации ВМС (НИИ ВМС) с базированием в городе Рига. Личный состав НИИ включал в себя 283 военно¬служащих и 137 вольнонаёмных. Начальником НИИ ВМС был назначен Р.М. Собченко.В это же время в районе города Феодосия начинаются изыскания по раз¬вёртыванию новой испытательной базы для Института. В марте 1948 года в село Карагоз прибыла первая группа офицеров НИИ ВМС, а в июне этого же года была сформирована внештатная испытательная группа. В октябре 1948 года в городе Феодосия создаётся Лётно-Испытательная стан¬ция НИИ авиации ВМС (ЛИС) во главе с Героем Советского Союза Г.В. Павловым. В состав ЛИС вошли: управление, базирующееся в городе Феодосия; аэродром в посёлке Гончаровка Кировского района («Карагоз»); морской полигон, который имел в своём составе плавлабораторию (десан¬тный корабль ДК-48); сухопутный полигон «Ерчи», располагавшийся вдоль береговой черты Сивашского залива – тоже в Кировском районе; полк лётных испытаний.

С июня 1950 года в соответствии с приказом Военно-морского министра был создан отдельный авиационный полк специального назначения с местом базирования на аэродроме «Карагоз». В состав полка входили: две авиационные эскадрильи; авиационный отряд обеспечения; отдельный экипаж самолёта Ту-4; авиационное звено вертолётов. С 1 февраля 1951 года отдельный авиационный полк специального назначе¬ния приступил к выполнению поставленных перед ним задач.

В 1954 году началось строительство ВПП на новом аэродроме «Кировское», с которого в апреле 1956 года начались выполняться регулярные полёты.

Испытательным авиационным полком в эти годы командовали: до 1949 года Ю.И. Пешков, Челеев; 1949-1951 годы - А.С. Попов; 1951-1952 годы - Н.М. Черняев; 1952-1954 годы - Н.И. Друздев; 1954-1956 годы - П.Н. Обухов; 1956 годы - Ф.Н. Макарихин; 1956-1957 годы - Т.Д. Троицин; 1957-1960 годы - П.К. Калашников.
Основными направлениями деятельности НИИ в эти годы было проведение испытаний и исследований по авиационной техники и вооружения, предназна¬ченных для применения в авиации ВМФ. В НИИ проходили испытания самолё¬ты, вертолёты, средства поиска и обнаружения подводных лодок, средства по¬ражения кораблей и подводных лодок, средства спасения на море, авиацион¬ное оборудование и др. ЛИС вскоре переименовали в ЛИЦ, то есть летно-испытательный центр.

Опыт боевых действий флота в Великой Отечественной войне показал важ¬ную роль морской авиации в борьбе с противником на его коммуникациях а также в охране караванов судов в открытом море. С этой целью на базе гидроса¬молёта ЛЛ-143 в 1947 году была построена летающая лодка Бе-6, которая 25 января 1949 года поступила на государственные испытания, которые прошли успешно. В апреле 1951 года в НИИ ВМС прошли государственные контрольные испытания самолёта Бе-6М. Было выполнено 30 полётов за 27 дней. Самолёт выдержал испытания и был рекомендован в серийное производство. Гидросамолёт Бе-6 проход ил ещё ряд контрольных испытаний до 1958 года по различным программам. Конструкция самолёта Бе-6 оказалась на столько удачной, что эксплуатировался в боевых частях авиации ВМС в течение 20 лет, и мы уже писали об этом примечательном самолете в очерке о Черноморском флоте.

По заданию правительства ОКБ Г.М. Бериева в 1948 году приступило к ра¬ботам по созданию цельнометаллического одномоторного самолёта - амфи-бии для обучения морских лётчиков, санитарной службы, перевозки срочных грузов и применения в народном хозяйстве. Самолёт пред полагалось использо¬вать на реках, озёрах и небольших взлётно-посадочных площадках с грунто¬вым, снеговым и ледяным покровами. Испы¬тание самолёта-амфибии Бе-8 в Институте были проведены в 1948 году. Впервые в практике мирового гидросамо¬лётостроения, конструкторы совместно со специалистами ЦАГИ поставили на нем гидролыжи и подводные крылья, с которыми амфибия совершила много успешных полётов. Это был шаг вперёд к созданию будущего скоростного гид¬росамолёта.

В конце сороковых - в начале пятидесятых годов в НИИ были проведены испытания морского самолёта-штурмовика Ту-91 и морского бомбардировщи¬ка-торпедоносца Ту-14Т. Практически все полеты осуществлялись в небе над Крымом и Черным морем. В испытаниях участвовали ведущий инженер-испы¬татель П.И. Верещагин, лётчики-испытатели Н.И. Сизов, И.М. Сухомлин, А.Г. Биба, Г.К. Селиванов; штурманы-испытатели В.П. Неменко, А.А. Смирнов, Озерян.

В этот же период прошли испытания модернизированные под торпедоносцы самолёты Ту-2Т и Ил-28Т. Испытания проводили лётчики-испытатели Б.А. Кули¬ков, А.С. Попов, штурманы-испытатели В.П. Неменко, А.А. Смирнов. С июля 1952 года по 18 января 1954 года проходили контрольно-серийные испытания летающей лодки Бе-6М.

Качественно новая авиационная техника, внедрение в авиацию последних достижений радиоэлектроники, создание на их основе первых в стране техни-ческих средств поиска подводных лодок, создание первых корабельных само-лётов, нового авиационного противолодочного оборудования, требовали совер¬шенно нового организационного и методического подхода к испытаниям. Глав¬ный потенциал Института составляли лётчики и штурманы-испытатели, инже¬неры и техники, большинство из которых служили в годы войны в войсках морской авиации. Это были лучшие представители строевых частей, герои воз¬душных и морских боёв, имеющих большой боевой и лётный опыт. Все они за мужество и героизм, проявленных в боях с врагом были удостоены высших наград государства. Достаточно красноречив тот факт, что в то время в рядах испытателей в послевоенные годы служило 16 Героев Советского Союза: И.М. Сухомлин, А.Ф. Толмачёв, И.Г. Шаманов, В.Е. Соловьёв, И.Т. Волынкин, Г.В. Павлов, М.В. Лорин, А.Д. Карпов, Н.А. Мостовой, А.И. Крохолёв, Н.И. Друздев, Н.А Мусатов, Г.Г. Черниенко, А.В. Пресняков, В.Е. Лавров, В.Н. Кондауров.

Большой вклад в испытания внесли лётчики и штурманы-испытатели: А.Г. Биба, А.П. Марунов, А. Вавилов, В.А. Куликов, В.П. Неменко, О.В. Ефимов, П.И. Гарстуков, Е.А. Гридюшко, И.М. Сухомлин, С.С. Рябушкин, A.А. Смирнов, Н.И. Сизов, В.С. Шавкунов, М.В. Власенко, В.И. Ковригин, B.В. Курячий, И.М. Таравинов и многие другие.

В институте всегда поддерживался авторитет инженера-испытателя. В эти годы выросло целое поколение инженеров, многие из них стали ведущими инженерами-испытателями по важнейшим научно-техническим направлениям, крупными руководителями.

Всего за период с 1946 по 1960 год в Институте морской авиации было выполнено более 2000 испытательных и исследовательских работ.

В 50-е годы ускоренными темпами развивается вертолётостроение. В эти годы вертолёты находят всё больше применение в авиации ВМФ. Начинают строиться вертолёты для базирования на кораблях различных назначений. В начале 50-х годов на испытание в ЛИЦ НИИ ВМС стали поступать первые корабельные вертолёты конструкции Н.И. Камова Ка-8, Ка-10, Ка-15.

Од¬ним из пионеров освоения посадок и взлётов с кораблей был лётчик-испытатель НИИ-15 Е.А. Гридюшко. Он пришёл в авиацию в 30-е годы, а в НИИ на испытательскую работу во время войны. Полёты на вертолётах начал с Ка-8. В 1948 году вертолёт Ка-8 прошёл заводские испытания в ОКБ Н.И. Камова. Лётчик-испытатель Е.А. Гридюшко выполнил на нём несколько полётов с це¬лью ознакомления. Но испытывать его не пришлось, вертолёт не был принят на вооружение. В 1950 году на аэродроме вблизи Тиш-озера (г. Рига) проводились государ¬ственные испытания вертолёта Ка-10 «Иркутянин». Вертолёт на вооруже¬ние принят не был, но для обучения лётчиков в строевых частях в преддверии разработки нового, будущего вертолёта, был выпущен партией из 15 вертолётов, которая в начале 50-х годов успешно использовалась в авиации ВМС.

В 1954 году в НИИ-15 ВМС были проведены государственные испытания вертолёта Ка-15 на базе прибрежного аэродрома вблизи Тиш-озера (г. Рига). В испытаниях принимали участие: инженеры-испытатели В.А. Захарин, Н.С. Погольский, П.Ф. Захарченко, П.П. Кудрявцев; лётчик-испытатель Е.А. Гридюшко. Испытания вертолёта были продолжены в 1955 году на кораб¬лях Черноморского Флота крейсерах «Кутузов» и «Куйбышев», эсминцах «Буй¬ный» и «Бойкий». В этом же году на кораблях Черноморского флота крейсерах «Куйбышев» и «Кутузов» в районе Севастополя специалистами Института были проведены экспериментальные лётно-морские испытания по определению возможности использования вертолёта Ми-1 в качестве корабельного для обеспечения боевой деятельности флота. По результатам испыта¬ний вертолётов Ка-15 и Ми-1 на кораблях был сделан вывод, что вертолёты Н.И. Камова Ка-15 с основной схемой и меньшими габаритами в большей степе¬ни подходили для базирования на кораблях ВМС. Эти выводы и предопределили дальнейшую судьбу но базированию машин конструкции Николая Камова на кораблях ВМФ практически любого проекта. Но еще в 1954 г. проводились Государственные испытания модифицирован-ного вертолёта ПЛО (противолодочной обороны) Ми-4М (шифр «ВМ») конструкции М.А. Миля с двигателями АШ-82В. Это был первый базовый противоло¬дочный вертолёт. Испытания провели: ведущий инженер-испытатель К.В. Зотов, лётчик-испытатель М.В. Власенко, штурман-испытатель С.М. Кулик, бортовой техник В.Т. Крестьянинов. Этой же бригадой были выполнены контрольные испытания вертолёта Ми-4М по воз-можности траления мин вертолётом.

В 1955 году в Институте были проведены контрольные испытания самолё¬тов Ту-16Т и Ил-28Т в качестве торпедоносцев, продолженные затем с нового аэродрома в Кировском. Но это уже другая история – история реактивной авиации, с которой тесно связан наш полуостров. Без относительно, кому он принадлежал. В испытательных частях служили люди, которые жили на крымской земле, их дети рождались здесь, тут же многие из испытателей нашли последний приют. Кстати, в конце 40-х - начале 1950-х на аэродроме «Карагоз» не было катастроф (первая случилась с самолетом Ил-28 в 1956 г. при полете в районе Харькова, погибло три человека экипажа и похоронены на Старокрымском кладбище).

А ведь еще, кроме сухопутного ТаВО и авиационных полигонов, по Крымскому полуострову были разбросаны части ПВО, которые как раз с 1951 года переходили от системы постов наблюдения и связи к радиотехническим частям с РЛС. Плюс еще части ПВО страны, на вооружение которых начинают поступать зенитные ракеты С-25 «Беркут»...

В Войсках ПВО страны к 1956 году были выработаны основные принципы совершенствования организационной структуры. В частности, предусматривалось упразднить управления дивизий и корпусов родов войск (авиации и зенитной артиллерии), а на их базе создать общевойсковые соединения ПВО, состоящие из частей и подразделений всех родов войск. В январе 1956 г. эти предложения были доложены на Совете обороны Главнокомандующим Войсками ПВО страны Маршалом Советского Союза С. С. Бирюзовым. С начала 1957 г. части ПВО Военно-морского флота и морской истребительной авиации были переданы Войскам ПВО страны. А 25 марта 1957 г. Министром обороны СССР было утверждено Положение о противовоздушной обороне Военно-Морского Флота СССР, согласно которому задача прикрытия военно-морских баз с воздуха возлагалась на приморские объединения Войск ПВО страны. В соответствии с руководящими документами были расформированы ПВО ЧФ, и с 23.01.1957 г. сформировано управление Крымской дивизии ПВО (в/ч 03119); эта дивизия носила название полуострова до 1960-го. Но это – еще одна, «совсем другая история»… Всего не охватить, пусть простят те ветераны вооруженных сил, чьи отрасли и части их службы в начале пятидесятых мы не упомянули….

Вот так в Крым российский по принадлежности и советский по сути в начале 50-х органично встроились армия и флот. Повторим вслед за Александром Третьим, что это – верные союзники России, наши армия и флот…

А теперь и Крым возвращается!

Сергей Ткаченко

Фото из архива автора

Таврический ВО: маршал Советского Союза Леонид Говоров и командующий округом генерал-полковник Маркиан Попов, Ялта, 1953 г.

Крым - край русский. Крымская область РСФСР – какой она была: армия (ФОТО)

Багеровский аэродром сейчас. Взлётка…

Крым - край русский. Крымская область РСФСР – какой она была: армия (ФОТО)

Самолет-носитель Ту-16

Крым - край русский. Крымская область РСФСР – какой она была: армия (ФОТО)

«Россия делает сама!» №1 в музее

Крым - край русский. Крымская область РСФСР – какой она была: армия (ФОТО)

Первые полеты вертолета с корабля. 1950 г., летчик-испытатель Евгений Гридюшко.

Крым - край русский. Крымская область РСФСР – какой она была: армия (ФОТО)
Просмотров: 8553 Комментариев: 0

Комментарии:
>> Оставить комментарий <<

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Происшествия
ТОП новостей
 Путин заявил, что разговаривать с Порошенко больше нет смысла
Путин заявил, что разговаривать с Порошенко больше нет смысла0 12:52
    
  1. Стойких в вере епископов Украинской Православной церкви вызывают на допросы в СБУ0 17:42
  2. 
  3. Карательные спецгруппы киевского режима зачищают донецкие села и берут в заложники детей0 09:18
  4. 
  5. Украинские города ждет холодная зима: «Нафтогаз» не будет поставлять газ 22 теплоснабжающим компаниям из-за долгов0 09:21
  6. 
  7. В Черновцах власти снесли памятник Максиму Горькому (ФОТО)0 10:03
  8. 
  9. "Бей своих, чтобы чужие боялись": на Украине судят проукраинского депутата из Крыма0 17:16
  10. 
  11. Киев хочет бросить за решетку тысячи участников выборов в Новороссии0 09:51
  12. 
  13. В Северодонецке остановились все троллейбусы0 09:43
  14. 
  15. В Киеве начались отопительные бунты0 18:18
  16. 
  17. Протестовать не имеют права: замерзающие части украинской армии обогреют печками0 09:18
  18. 
  19. Cевастопольские спецназовцы задержали преступника, представлявшегося сотрудником спецслужб и офицером флота (ФОТО)0 16:41