Авторизироваться


Чужой компьютер





Крым - край русский: Старокрымская могила Мамая

Эксклюзив / Крым край русский

Крым - край русский: Старокрымская могила Мамая
К 634-летию Куликовской битвы – сражения между Востоком и Западом

«Новоросс. info» - Со Старым Крымом – в прошлом – Солхатом, связано одно малоизвестное событие средневековья – убийство в городе темника Мамая в 1380 году. Этот военачальник, будучи женатым на дочери золотоордынского хана, стал фактическим владельцем западных улусов Золотой Орды, в том числе и Крымского улуса. Для утверждения здесь своей власти, он организовал карательный поход на полуостров, разрушил много городов и селений, захватил аланское княжество Кырк-Ер (позже получило более известное название Чуфут-Кале). Стремясь помешать консолидации русских земель, Мамай нанес ряд ударов по русским княжествам, но при попытке вторжения в Московское княжество в Куликовской битве 8 сентября 1380 года потерпел поражение, после чего он вскоре был разбит Тохтамышем, бежал в Каффу, затем в Солхат, где и был убит. Не помогли Мамаю и генуэзцы, предоставившие ему деньги и наемников...

К чему это рассказываем? Да дело в том, что можно осмотреть горушку с якобы легендарной могилой Мамая! Она находится на окраине города возле шоссе со стороны Феодосии, слева, возле бывшего завода железобетонных изделий. Рядом поворот на Приветное и Золотое Поле. Курган в 1995 году раскопан археологами, и несколько обезображен линиями электропередач. Другое название кургана - Кемаль-Ата. Интересные сведения по этой возвышенности приводятся уже в словаре Брокгауза и Эфрона: «Кемал-ата - холм в окрестности заштатного г. Старый Крым. На нем есть остатки каких-то фундаментов и несколько надгробных памятников с именами шейхов. Кемал-ата слывет в народе могилой Мамая. Разбитый Дмитрием Донским в 1380 г., Мамай бежал в Каффу (Феодосию), где генуэзцы обещали ему безопасное убежище, но предательски умертвили. Следует заметить, однако, что слово "мамай" стало в Старом Крыму и его окрестностях как бы нарицательным: многие другие холмы и курганы называются просто мамаями».

Судя по плану города, составленному около 1783 года, курган отстоял от линии утраченных ныне средневековых городских стен на 300-500 метров к востоку и располагался ввиду Каффинских ворот за пределами городища на одном из высоких надпойменных мысов реки Булзык, позднее поименованной Чурук-су. К рубежу XIX века на плане губернского землемера Павла Чуйко насыпь кургана отмечена как «Мамайское старое кладбище».

С последним годом жизни Мамая связано много легенд и просто небылиц. Потому хочется приоткрыть завесу над жизнью и смертью этого человека, имя которого уже стало нарицательным жестокости. Начнем с жизни… Кстати, именно дела этого известного в истории персонажа уж очень напоминают нам, что даже сейчас, в середине 2014 года от Рождества Христова нет ничего нового под луной. Судите сами…

Всюду можно встретить или услышать «хан Мамай». Но Мамай не был ханом, как не был даже каганом или еще кем-то знатным и титулованным. Это был темник, воевода «тьмы» – 10 000 воинов, черкес по происхождению, по мнению некоторых историков. По другим данным, происходил из монгольского племени киятов. Имя его совсем не странное – это уменьшительное от Мухаммед… Мамай был женат на дочери хана Золотой Орды Бердибека. Сыновей у Бердибека, правившего с 1357 по 1359 год, не было, а своих братьев (12 человек) хан уничтожил с помощью зятя Мамая. С 1357 года при хане Бердибеке занимал должность беклярбека - одну из двух главных в администрации Золотой Орды. В его функции входило руководство армией, внешними делами и верховным судом. Со смертью Бердибека (его убил хан Кульпа) пресеклась законная династия Батуидов на престоле Золотой Орды и началась эпоха «Великой замятни», продолжавшаяся вплоть до 1380 года. В течение всего периода междоусобицы Мамай, находясь на посту бекляри-бека, стремился возвратить династию Батуидов на общеордынский престол, и в своей части Орды делал ханами представителей именно этой династии. Но, по-вдимому, и своего не упускал….

Поскольку Мамай не был чингизидом и не мог быть официально ханом, в августе 1361 года он провозгласил ханом своего ставленника Абдуллу (Абдуллаха) из рода Батуидов. Однако другие претенденты на власть в Золотой Орде отказались признавать его власть. На протяжении с 1359 по 1370 год Мамаю пришлось с переменным успехом воевать с девятью ханами Золотой Орды. К 1366 году ему удалось поставить под свой контроль западную часть Золотой Орды (от Крыма до правого берега Волги), ослабив тем самым центральную власть государства. Временами во время междоусобной войны (той самой «Великой замятни») (1363, 1367-1368, 1372-1373) Мамаю удавалось овладевать столицей – Сараем на левом берегу Волги. Ставка Мамая находилась в становище особо преданного ему тумена, близ города Укек в низовьях Днепра (на территории современного Каховского водохранилища). Волей-неволей Мамаю приходилось править в основном западной частью Золотой Орды, в которую входили Нижнее Поволжье, устья Дона и Днепра, а главное - Крым. Не находя поддержки среди восточных ханств, во внешней политике ориентировался на сближение с европейскими государствами (Генуей, Великим княжеством Литовским, Венецией и рядом других).

В июне 1370 году умер хан Абдуллах. Современники предполагали, что его убил Мамай. Впрочем, убедительных доказательств этому не обнаружено. Новым ханом был провозглашен восьмилетний Мухаммед-Булак (Бюлек) также из рода Батуидов, который оставался ханом самопровозглашённой Мамаевой Орды вплоть до 1380 года и погиб в Куликовской битве.

Но это только одна версия происхождения и ранней истории Мамая. Проанализировав сведения источников, современный питерский юрист Роман Почекаев старается сделать всё, чтобы сокрушить устоявшийся историографический и литературный образ подлеца и узурпатора, врага русской земли, пытаясь по скудным сведениям восстановить цельный образ. В итоге автор приходит к выводу, что Мамай – вовсе не такой злодей, наоборот – именно силами его, бекляри-бека, поддерживалась правящая династия Чингисидов, поскольку он не пытался воссесть на престол Сарая сам, предпочитая возносить корону на чело потомкам Узбека. Со стороны Почекаева была предпринята попытка восстановить внешнюю политику Мамая – так, он отметил противостояние с генуэзскими факториями и литовскими князьями, рассказал о том, как восстанавливался союз с египетскими Бахридами против Ирана Хулагуидов. Немало посвящено и непростым отношениям с Русью, которые не отличались особым постоянством – по выводу Почекаева, политика Мамая вовсе не была антирусской, и даже не представляла собой основного направления его деятельности. Мамаю от Руси нужно было только одно – «выход», который Дмитрий Московский отказался платить из-за слабости ханской власти. В общем-то, именно это, второстепенное направление, и привело бекляри-бека к поражению и вечному позору…

Но есть и другое мнение, с авторитетом от Льва Гумилева и его школы. Примерно с 70-х годов XX в. советские историки и публицисты начинают формулировать особый взгляд. Они обращают пристальное внимание на генуэзские колонии, обосновавшиеся в Крыму в XI-XII в. и включившие черноморское побережье в активную торговлю. Крым был частью владений Мамая и татарский хан пользовался услугами генуэзцев. В Крыму жили евреи - потомки хазар. Родилась концепция, которая представляет Куликовскую битву как сражение между Русью и Западом. Мамай становится в этой конфигурации инструментом католическо-капиталистического Запада, почувствовавшего в Москве угрозу для себя. Сторонники этого взгляда используют в качестве дополнительного аргумента присутствие среди союзников Мамая Литвы, старинного противника Москвы, соседа католической Польши. Наиболее полно изложил эту концепцию Лев Гумилев. Убежденный евразиец, твердо знавший, что союз, он говорил даже «симбиоз», с татарами благотворен для Москвы, он составил схему, в которой полюсами были два татарских хана: Мамай и Тохтамыш. Вокруг них, как увидел современный историк, кристаллизовались две московские программы. Одна из них предусматривала подчинение Мамаю, допущение на Русь генуэзцев, соглашение с папой о восстановлении церковного единства, а в результате - долгий, надежный мир. Вторая программа исходила из необходимости подчинения Тохтамышу, которое позволяло укрепление Москвы, как православной теократии, объединительницы Руси. С точки зрения Льва Гумилева Мамай был «испорченным» татарином, позволившим западному влиянию проникнуть в Степь: «Оно проникло… по «экономическим» каналам» - через итальянцев, а политически - через литовцев». В результате: «Единственным сознательным противником Запада была московская митрополия, управляемая в то время Русью. Это делало Москву естественным противником Мамая и соответственно сторонником ханов Синей орды - Чингисидов».

Еще дальше в изучении жизни «злого Мамая» пошел В.А. Чивилихин; в своей книге «Память» он отмечал следующее: «Неизвестно этническое происхождение Мамая. Главой Золотой Орды он стал в силу поразившей ее 20-летней смуте, в ходе которой сменился 21 хан. До этого Мамай был «темником», т.е. начальником 10-тысячного воинского соединения («тумен»). По своим религиозно-общественным взглядам Мамай принадлежал к ордену «исмаилитов», возникшем первоначально как одна из сект шиитского течения ислама.

Основой учения «исмаилитов» было учение о «богочеловеке» («имаме»). Процесс приобщения новых членов в исмаилизме состоял из 9-ти ступеней посвящения. На первых трех учение исмаилистов мало чем отличалось от шиитского направления ислама. Но уже на 4-й ступени посвящаемый узнавал, что, хотя основатель ислама Муххамед и выше Моисея и Христа, но он ниже имама-богочеловека, т.е. с 4-й степени посвящения исмаилит переставал быть мусульманином. Двигаясь далее вверх по ступеням посвящения, посвящаемый узнавал, что все религии одинаковы, что их предписания обязательны только для простолюдинов, а не для тех, кто постиг высший мистический смысл. Поэтому имам-богочеловек скрыт для обычных людей и для исмаилитов первых трех степеней посвящения, а от его имени действуют исмаилиты высших степеней посвящения. Действуя на основе подобной доктрины, исмаилиты высших степеней, к числу которых принадлежал и Мамай, становились людьми, исповедующими эклектическую религиозную философию, замешанную на крайней беспринципности и цинизме, преследуя исключительно цели достижения богатства и власти, создавая тайные организации заговорщиков и интриганов, действующих с помощью банд наемных убийц. Исмаилиты действовали не только по всему мусульманскому миру, но и в Европе. Недаром в итальянском и французском языках название одной из исмаилитских сект - «ассасин» - стало словом, обозначающим убийство или убийцу. В Европу исмаилиты проникли с помощью созданного в XII веке в Палестинском королевстве западноевропейского рыцарского ордена тамплиеров. Тамплиеры, контактируя на Ближнем Востоке с исмаилитами, переняли ряд основных положений их учения и обрядность».

Потому, когда речь заходит о католичестве Мамая, которое он якобы принял, надо понимать – слишком близким была сакральная основа исмаилитов и духовно-религиозных рыцарских орденов Запада. По мнению Гумилева, Мамай обещал в случае победы над Ордой и ее улусом Московией обернуть их в католичество. Так же чуть раньше при Мамае ушли под временную власть папы и некоторые земли Южного Дона и Северного Кавказа. А пушные промыслы Новгородского Поморья обещал отдать генуэзцам.

Так в нашей истории о Мамае сплетаются не только исмаилиты и тамплиеры, целой страницей вписаны сюда и генуэзцы – тогдашние владельцы части Крымского полуострова. Контролируя в XIV и первую половину XV века бассейн Черного и Азовского морей с помощью своих колоний, генуэзские банкиры внимательно следили за странами, через которые шли основные торговые пути к Черному и Азовскому морям, и активно вмешивались в их внутренние дела и отношения между ними.

В связи с этим очень характерными являются взаимоотношения между Генуей, Московским княжеством и Золотой Ордой в период 1370-1381 гг.

Начавшийся во второй половине XIV века кризис развития Золотой Орды вызвал затяжную борьбу между соперничавшими группировками ее правящей элиты. Эта борьба сопровождалась калейдоскопической сменой ханов или одновременным правлением двух враждовавших ханов. Начавшийся из-за этого распад Золотой Орды был приостановлен пришедшим к власти военачальником Мамаем.

Есть веские основания считать Мамая ставленником генуэзских банкиров, которые с его помощью установили полный контроль над Золотой Ордой, по территории которой проходило 50% общей протяженности так называемого «Великого шелкового пути».

Установив с помощью Мамая контроль над Золотой Ордой, генуэзские банкиры затем попытались проделать то же самое и с находящимся к северу от их черноморских владений Московским княжеством, которое к этому времени стало центром объединения русских земель.

С этой целью в начале 70-х гг. XIV века агент генуэзских банкиров в Москве богатейший купец грек по национальности Некомат Сурожанин, поддерживавший тесные связи с генуэзскими колониями в Крыму, организовал заговор с целью свержения московского князя Дмитрия (впоследствии прозванного Донским). Заговор должен был быть осуществлен посредством военного переворота, который должен был осуществить начальник московского городского ополчения («тысяцкий») Вельяминов. Но в 1375 г. заговор был раскрыт. Не сумев установить контроль над Московским княжеством с помощью внутреннего переворота, как это удалось сделать с Золотой Ордой, генуэзские банкиры решили подчинить его себе с помощью внешнего военного давления.

Но нужен был исполнитель. Им то и стал Мамай. Для того чтобы собрать достаточное количество людей (волжские татары неохотно служили Мамаю, и в его войске их было немного), Мамай привлек ясов, касогов, крымских караимов. На содержание такого войска нужны были деньги, и немалые. У самого Мамая денег не было, а получить финансовую помощь Мамай мог лишь от своих «любих друзив» - генуэзцев. Те обещали помочь, но потребовали взамен концессии для добычи мехов и торговли на севере Руси, в районе Великого Устюга. Мамай попытался договориться с князем Дмитрием Московским и некоторыми русскими боярами о том, что за предоставление концессий он поможет устройству их личных дел, а молодому князю Дмитрию даст ярлык на великое княжение.

По мнению Льва Гумилева, если бы Дмитрий согласился на эту сделку, Московская Русь в очень короткое время превратилась бы в торговую колонию генуэзцев. И хотя многим в Москве предложение показалось выгодным, свое слово сказала церковь. Преподобный Сергий Радонежский заявил, что с латинянами никаких дел быть не может: на Святую Русскую землю допускать иноземных купцов нельзя, ибо это грех. Авторитет Сергия был настолько высок, что с ним нельзя было не считаться, к тому же его поддержал митрополит Алексей. Москва отвергла предложение генуэзцев и тем самым продемонстрировала верность союзу с законным наследником ханов Золотой Орды - Тохтамышем, стоявшим во главе волжских и сибирских татар.

Мамай, рассерженный на неуступчивого московского князя, решил подавить Москву, взыскать с Дмитрия повышенную дань и таким образом угодить генуэзцам. Для этого он вступил в союз с Ягайлой, сыном Ольгерда, который, как и его отец, мечтал о захвате части Руси. Мамая и Ягайлу свела вместе идея раздела Руси, при котором часть ее территории досталась бы литовцам, а часть Мамай подчинил бы себе и создал бы на ее основе свое новое государство.

В 1377-1378 гг. золотоордынское войско предпринимает ряд крупномасштабных походов на Московскую Русь. Однако свергнуть с их помощью князя Дмитрия или заставить его подчиниться не удалось. И тогда начинается подготовка большой войны Золотой Орды против Москвы с целью ее полного разгрома и включения ее территории в состав Золотой Орды.

На подготовку этой войны генуэзские банкиры выделили огромные деньги, на которые Мамай к лету 1380 г. сумел нанять гигантское по тем временам войско - 120 тысяч человек, но не хрестоматийных монголо-татар, а черкесов, половцев, ясов и аланов. На эти же деньги в Европе для Мамая генуэзцы наняли 4 тысячи пехотинцев-копейщиков, которые должны были усилить конное войско Мамая. Этот отряд был доставлен из Европы на генуэзских кораблях через Средиземное, Черное, Азовское море к устью Дона, откуда двинулся на соединение с войском Мамая. Вместе с этим отрядом к Мамаю прибыли 10 представителей крупнейших генуэзских банков и торговых компаний, выделивших деньги на поход Мамая и решивших контролировать этот поход.

Как указывает Владимир Чивилихин, за два года повсеместных сборов к такому предприятию примкнули все, кто наловчился стрелять, колоть, рубить, резать и грабить людей: азиатские и европейские ландскнехты и искатели приключений, степные, лесные и горные разбойники, рыцари наживы, средневековые уголовные преступники и прочий человеческий сброд, не верящий ни в бога, ни в черта. Меньше всего в полчище Мамая было монголов и татар. Это было разноплеменное и разноязычное скопище разноверцев, обманутое, соблазненное, принужденное или купленное международным авантюристом XIV века, движимым непомерным воинским честолюбием, властолюбием и звериным политическим цинизмом.

Как известно, поход Мамая на Русь оказался неудачным. В битве на Куликовом поле, примерно в 350 км от Москвы 8 сентября 1380 г. его войско потерпело сокрушительное поражение, и было большей частью уничтожено. Общее количество русских ратников, собравшихся под знаменами Дмитрия Московского, исчислялось 150 тысячами человек. Это войско состояло из княжеских конных и пеших дружин, а также ополчения, вооруженного копьями, рогатинами и топорами. Конница (около 20 тысяч дружинников) была сформирована из крещеных татар, перебежавших литовцев и обученных бою в татарском конном строю русских.

Значение Куликовской битвы выходит далеко за пределы военной победы, разгрома вражеской армии, предотвращения набега на Москву. Победа досталась очень дорогой ценой - цвет русской армии остался на Куликовом поле. Разгром армии Мамая не означал, как показалось победителям, конца татарского ига - через два года хан Тохтамыш сжег Москву. Значение победы над Мамаем было моральным. Василий Ключевский пишет «Народ, привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал на поработителей и не только нашел в себе мужество встать, но и пошел искать татарских полчищ в открытой степи и там повалился на врагов несокрушимой стеной, похоронив их под своими многотысячными костями». Мамаево побоище - знак пробуждения национальных чувств, которые были неразрывно связаны с чувствами религиозными. Для участников битвы и для потомков чрезвычайно важным было благословение, которое дал полкам Димитрия Сергий Радонежский. Напутствие Преподобного Сергия превращало битву с армией Мамая в сражение за веру, в столкновение православных с неверными (язычниками, мусульманами и католиками, которых представляли генуэзцы) и отступниками (русскими, служившими в армии литовского князя).

Победа над иноверцами была достигнута под водительством московского князя. Битва на Куликовом поле стала важнейшим событием в истории Москвы, ибо подтвердила убедительнейшим образом право города, основанного Юрием Долгоруким, стать центром России.

Поражение Мамая в Куликовской битве принесло потерю власти над Золотой Ордой, новым хозяином которой стал Тохтамыш, ставленник Тамерлана.

Тохтамыш был сыном эмира Мангышлака, убитого правителем Белой Орды Урус-ханом. Но эмиры и беки Белой Орды не захотели подчиняться наследникам Урус-хана, людям ничтожным, глупым, пьющим и ленивым. Недолго думая они призвали Тохтамыша, сына жертвы Урус-хана. Началась внутренняя усобица, вылившаяся в военные действия. Тохтамыш проиграл решающий бой, спасаясь, бросился в Сырдарью, под градом стрел, раненый, переплыл реку и выбрался на другой берег. Там его подобрали люди Железного Хромца - Тимура. Тохтамыша накормили, перевязали рану, одели, а потом представили самому Тимуру. Тимур сказал: "Ты, видимо, мужественный человек; иди, возвращай себе свое ханство, и ты будешь моим другом и союзником". Тохтамыш вернулся с войсками Тимура и овладел Белой Ордой, а Синюю получил по праву наследования. После этого он двинулся на запад, чтобы изгнать из Причерноморья узурпатора Мамая.

После своего поражения Мамай расплатился с генуэзцами за потраченные на его поход деньги частью территории Золотой Орды, передав им по договору от 28 ноября 1380 г. Южный берег Крыма от Балаклавы до Судака. После этого он получил от генуэзских банкиров новый заем для организации нового похода на Русь. Однако в разгар подготовки этого похода на него напал хан соседней Синей Орды Тохтамыш. В районе Калки, севернее теперешнего Мариуполя, Тохтамыш наголову разбил войско авантюриста, и Мамай, эта, по выражению автора «Сказания о Мамаевом побоище», «неутолимая ехидна», бежал в Крым, в столицу генуэзских владений Кафу, надеясь найти убежище у своих хозяев.

Но без войска, без государства он перестал быть им нужен и поэтому вскоре после своего прибытия в Кафу был ограблен и убит посланцами нового владыки Золотой Орды – Тохтамыша, и брошен на съедение голодным свиньям.... Интересная деталь – эти самые свиньи, в исламе, как известно – нечистые животные. И даже не прах врага уничтожить, как иногда бывало на Востоке, а превратить даже труп в экскременты позорного хряка. Что-то здесь есть, метафизическое…. Итог жизни Посвященного?

А что же тогда нашли археологи в крымской могиле Мамая, кургане Кемаль-Ата? Дадим слово Марку Крамаровскому, возглавившему раскопки. «В сезонах 1994-1995 годов Золотоордынской экспедицией Эрмитажа, в которой я работаю без малого 30 лет, исследовался курган на северо-восточной окраине города Старый Крым (Солхат средневековых источников). К началу работ курган имел сильно поврежденную насыпь (ее высота 2 метра, диаметр 30 метров). Объект раскапывался вручную без применения техники; общая площадь раскопа составила около 500 квадратных метров. Выяснилось, что в основе насыпи лежала округлая вымостка диаметром 15 метров из рваного камня, частично лежащая на естественном выходе скального грунта. Основным погребением оказалась плитовая могила кеми-обинского типа (середина III тысячелетия до н. э.); ниже обнаружено разрушенное погребение энеолитического периода. Три погребения в южном секторе кургана датированы эпохой бронзы».

Центральным погребением оказался каменный ящик со скелетом. Вот свидетельства участника раскопок: «Среди прочего была одна здоровенная могила. Крамаровский был свято убеждён, что нашёл истинную могилу Мамая. На поверку Мамай оказался хилой старушкой, однако приехавшая из Киева антрополог очень ценила Марка Григорьевича, так что хилая старушка из могилы была идентифицирована в соответствии с волей руководства как Мамай. Так и рождаются нездоровые сенсации...»

Вот так, похоронен Мамай в окрестностях Старого Крыма или съеден свиньями - решать читателю. Но уж точно – нет никаких сокровищ в кургане Кемаль-Ата. И не могло быть, учитывая конъюнктуру тех времен – Мамай был незнатным авантюристом. Но с высокой степенью посвящения в таинства мира. Однако конец у всех один – смерть не разбирает, кто граф Калиостро или хан Вселенной, а кто нет… Другое дело, что события тех сумрачных веков истории уж очень напоминают современность, и причем – после внимательного исследования старинных книг и археологических отчетов - почему-то ощущаешь состояние dеjа vu, уже посмотрев новости по телевизору….

Сергей Ткаченко

Фото автора

Мамай. Репродукция

Крым - край русский: Старокрымская могила Мамая

Кемаль-Ата - могила Мамая?

Крым - край русский: Старокрымская могила Мамая
Крым - край русский: Старокрымская могила Мамая
Просмотров: 3947 Комментариев: 0

Комментарии:
>> Оставить комментарий <<

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Происшествия
ТОП новостей
 Крымский
Крымский "правозащитник" осужден на четыре года колонии за изготовление взрывных устройств для поджога леса в Ялте2 17:41