Главная > Эксклюзив, Крым край русский > Крым - край русский: 70 лет забвения Розальевки

Крым - край русский: 70 лет забвения Розальевки


17.10.2012, 06:02. Разместил: journalist
Есть в Кировском районе село всего в один дом. Называется этот населенный пункт Видное, по прихоти кого-то в 1944 году так переименовавшего деревеньку Розальевка. Но место и в самом деле заметное – вокруг степи, да косогоры Эгета, Большого и Малого – высот в полтораста метров над уровнем моря, до которого отсюда не более десяти километров. Эти высоты в десантную зиму 1941-42 были ключевыми в судьбе всей операции советских фронтов и Черноморского флота. А если вдуматься, именно отсюда началась и трагедия всего Крымского фронта.

«Их могила – мир…»

Начну с самой трагичной стороны. Нет, не в смысле потерь, хотя рассмотрим и их. Трагедия – в забвении. Смотрим книгу «Россия и СССР в войнах 20 века. Потери Вооруженных сил», в таблицах, посвященных нашей теме, теме Десанта. В результате Керченско-Феодосийской десантной операции (25.12.1941г. – 2.01.1942г.) потери советских войск убитыми и пропавшими без вести составили 32453 человека. Санитарные потери составили почти девять с половиной тысяч военнослужащих. Даже посчитано, что за кровавые новогодние дни сорок первого - сорок второго ежесуточно армия и флот теряли свыше четырех с половиной тысяч человек…

А кто посчитает погибших гражданских, на головы которых также падали бомбы, в их дома била артиллерия врага…. Нет такой статистики. В той же «Россия и СССР в войнах 20 века. Потери Вооруженных сил» идет речь только об общих цифрах за всю войну. Акцент, конечно, на потерях Вооруженных Сил. А гражданские лица… Кто их считал?

Были погибшие граждане и в приморских селах, и особенно в Феодосии, взятой нашими десантниками штурмом через порт, а потом подверженной страшным бомбежкам фашистской авиацией…. Были и глупые смерти из-за мальчишеского любопытства к оружию; феодосийские пацаны гибли от самовольных взрывов боеприпасов, нечаянных выстрелов…. А скольких советских людей расстреляли в злобе оккупанты – и при отходе, и потом при наступлении, по приходу в разоренные села… Есть свидетельства, что в той же Розальевке немцы добивали раненых – и красноармейцев, и гражданских, всего около 30 человек. Кто их сейчас вспомнит, кто посчитает, внесет в справочник, поставит памятник?

Дни и ночи у Биюк-Эгета

«Война в Розальевку пришла задолго до предновогодних дней», - рассказывает Лидия Андреевна Шептуховская, уроженка Розальевки. О начале узнали в тот же день, женщины из села собрались на рынок в город, но и полдня не прошло – вернулись. «Война…», - говорят и плачут. А в ночь на 23 июня германские самолёты бомбили Феодосию. Шептуховской запомнился день выселения немцев, 18 августа. В Розальевке до войны жили русские, украинцы, белорусы, но в основном немцы, даже название села иногда произносилось как Розальенфельд. Большое по степным меркам и красивое село, акации и тутовник по улицам, сирень во дворах. Все жители знали немецкий язык, жили дружно, выращивали зерновые и хлопчатник. И воскресный день августа все восприняли как свою трагедию. Оперуполномоченные приехали в село, объявили о сборе немцев. Пунктуальные жители собрались – и стали ждать… когда умрет больной ребенок у Райхертов… Представьте эту жуткую картину! Младенец отмучился, его похоронили, и обоз тронулся в район… Скот депортированных забрали в колхоз, потом погнали на переправу в Керчь.

Немецко-фашистские войска пришли в Розальевку 3 ноября, во второй половине дня. Надолго не задержались – стремились к Феодосии. Ведь именно через седловину между двумя хребтами, Биюк-Эгет и Кучук-Эгет, проходит самая прямая дорога из крымской степи к этому приморскому городу. Этим направлением потом ещё раз воспользуются оккупанты, когда ударят по стыку 157-й и 236-й дивизий Десанта, так некстати расположенного именно в районе села и прохода...

29 декабря всю вторую половину ночи и утро в Розальевке не спали – в Феодосии слышна стрельба, ухали взрывы. Потом быстренько проскочили через село немцы - многие без верхней одежды, а на некоторых вообще только одеяла накинуты… В предпоследний день 1941 года под вечер в село пришли военные. Наши! Неужели войне конец? С надеждой смотрели люди на пропахших порохом и морем солдат. Оказалось – десант. Погнали фашистов дальше, до Новопокровки. Фронт стабилизировался в четырех километрах западнее села.

И стала Розальевка прифронтовым селением, в доме Шептуховских был штаб, как выяснилось из архивных документов, 818 стрелкового полка 236 стрелковой дивизии. Все пребывали подразделения, командиры и комиссары на доклад, посыльные туда-сюда бегали… А на Рождество приехал танк. Шептуховская хорошо запомнила, что была в войсках в основном молодежь, бойцы 1922 года рождения, причем много грузин, азербайджанцев… «Все парни веселые, но многие необстрелянные». Кормили их сами жители, делились всем – ведь свои же!

«Первая сильная бомбежка села была где-то 6 или 7 января, - вспоминает Лидия Андреевна. – Бойцы с улицы забились в хату, где были мы, дети. Какой-то командир заскочил, давай всех выгонять, мол, пускай дети прячутся здесь, остальные – в бой!». Потом бомбили Розальевку и окрестности часто. Да и обстреливали почти каждый день. Чудом осталась стоять только хата Шептуховских, остальные дома были разрушены. Детей и раненого ещё на Перекопе отца вывезли на несколько километров вглубь освобожденной территории в совхоз (сейчас его нет). Там бомбили реже – не было войск.

«Всю ночь шел обстрел. А 15 января был очень холодный солнечный день, и сразу с утра мы услыхали стрельбу и увидели серую массу в степи, - рассказывает Л. Шептуховская. – Это оказались наступающие немцы. К обеду налетели самолеты, снова начался артобстрел села. Бой непрерывно шел до вечера, в дом, где прятались дети, попал снаряд. Дети тотчас выбежали в степь – и попали в самое пекло, но чудом остались живы…»

Наши солдаты не удержались на мерзлых высотках Биюк-Эгета, отступили. Фашисты снова прошли по проходу между хребтами. «Не надо быть Манштейном…», - просекает мысль при взгляде на межгорье: от Видного до Феодосии – рукой подать.

Когда 16 января в совхоз пришли немцы, всех сначала загнали в коровник. Жителей проверили, нет ли солдат, покосились и на раненого и больного Андрея Георгиевича. Потом какой-то крупный чин объявил: «Все давай по домам!». Пошли в Розальевку. Но полтора километра шли несколько часов. «Ногой некуда было ступить – трупы наших солдат кругом. Немецких не было, видимо, фашисты уже своих собрали», - делится ужасом детства Лидия Андреевна.

Пришли домой, но в дом их не пустили немцы, ставшие тут на постой. Потом заставили убирать трупы советских солдат. «Но примерзли трупы, за день едва два-три отрывали от земли и сносили в силосную яму за селом», - рассказывает Шептуховская. Так до сих пор там и лежат воины Десанта – но об этом позже.

А в жизни Шептуховской потом были и унижения оккупации, и горе потери сестры, и весенние дни – сначала апреля 1944, потом – мая сорок пятого… После войны – работа на почте в Феодосии, почетная и уважаемая профессия. Но всегда оставались воспоминания…. О Десанте. О горе, пришедшем из далекой Германии, немцы из которой оказались совсем не такими, что жили в Розальевке…

«Забытый полк не требует наград»

Чтобы понять, почему оставлена Феодосия, и как произошло то, что еще несколько дней именно в степи близ Розальевки и Тамбовки еще держались наши воины, надо разобраться с силой их оружия, потом с силой духа.

Известно из множества источников, что 44-я армия, высадившаяся в Феодосии, имела дивизионный состав – 157-я, 404-я, 236-я стрелковые дивизии, 63-я и 9-я горнострелковые дивизии, придавались её полкам 79-й и 126-й танковые батальоны, 509-й и 477-й гаубичные артполки и 687-й легкий артполк. Дивизии в свою очередь состояли из полков, например, наиболее интересующие нас 236 сд и 63 гсд включали 818, 814 стрелковые и 63, 251 горнострелковые полки соответственно. Еще один момент – в первых числах нового, 1942 года, из них формировались ударные группировки – советские войска собирались наступать, 44 армия – на Карасубазар. Однако необходимо отметить, что части были не полного штатного состава – тылы ещё тянулись по грязным дорогам Кубани или грузились в портах Кавказа на суда: планировалось наращивание сил на плацдарме.

Проследим боевой путь 236-й стрелковой по феодосийским землям. 29 декабря в порту Феодосии высадилось 5419 человек личного состава дивизии, 16 пушек, 6 минометов, 30 автомобилей, выгрузили сто тонн боеприпасов и пятьдесят тонн продовольствия, 19 повозок. 30 декабря дивизия получила приказ на занятие холмов западнее города, 31-го в порту выгрузилась последняя часть дивизии. За эти дни и до 1 января 818-й полк и 79-й танковый батальон с боями и без боя освободили 11 населенных пунктов в феодосийской округе, захватили трофеи. С 2 по 4 января ей в помощь пришла 63-й гсд. Вышли эти дивизии как раз западнее Розальевки, и фронт стабилизировался – со 2 января начались сильные бомбардировки, а после 6 января мороз ушел, степь раскисла, подвоз боеприпасов и всего другого, как и эвакуация раненых, очень усложнилась.

Неделю шла активная оборона с обеих сторон – перестрелки, артиллерийские и минометные обстрелы, поиски разведчиков, укрепление позиций. Одного с нашей стороны только не было – авиаударов по немцам и румынам. Зато фашисты бомбили войска и город ежедневно, даже в плохую погоду. До сих пор земля в районе Розальевки – «пищит» в наушниках металлоискателя, нашпигованная металлом. Обе стороны готовились к наступлению, но немецкие войска пошли в него первыми – позволили подтянутые из-под Севастополя свежие части. Причем упредили наших буквально на день! Открылась самая кровавая страница Десанта. Но что бы понять все дальше, надо разобраться еще с моральным духом бойцов 44-й армии.

«Национальный вопрос»

Еще со времен войны, да и в некоторых публикациях наших дней, то и дело проскакивает мысль, что и трагедия Керченско-Феодосийской десантной операции, и поражение Крымского фронта произошло из-за национального состава войск. Молва о ненадежности определенной части воинов-закавказцев бытовала в годы войны и была перенесена в наши дни. Мол, нацкадры были нестойкими в бою, много дезертиров среди них. Да и вообще те дивизии состояли сплошь из «детей гор» и можно их назвать национальными. Разберемся.

Действительно, и 44-я, и 51-я и 47-я армии, воевавшие в Крыму зимой 1941-весной 1942, формировались в Грузии, Армении и Азербайджане. Эти армии не являлись национальными формированиями, а имели такой национальный состав потому, что были сформированы на территории закавказских республик и полностью отражали национальные пропорции его населения. Было много среди личного состава и русских, и евреев, и представителей других народов.
Официально национальные дивизии начали формироваться весной-летом 1943 года, а в 1944 в союзных республиках даже были созданы республиканские наркоматы обороны. Национальные дивизии действовали в составе Красной Армии до конца войны. Так, например, в освобождении Севастополя в мае 1944 года участвовала 77-я Азербайджанская, 89-я Армянская и 414-я Грузинская стрелковые дивизии. Правда, и их национальность была весьма формальной, поскольку количество азербайджанцев, армян и грузин в них составляло 30-35%, 40 и 45% соответственно.

Теперь о духе этих людей, причем не в победный 1944, а намного раньше. Снова перенесемся в середину января 42-го. Возьмем опять для примера 236-ю и 63-ю дивизии. Встречается в воспоминаниях военачальников даже фраза, что 236-я сд – позор армии, и опять из-за национального состава. Её считали «дикой», «черной». Разберемся опять по дням, начиная с 15 января, когда немцы после длительной артподготовки пошли в наступление – пьяные, с песнями…. В окрестностях Розальевки бой шел весь день, фронтовая линия выгибалась на метры, даже шаги – дрались действительно за каждую пядь земли. Крымской, глинистой и нашпигованной осколками. На прорвавшихся немцев шли врукопашную, рвали и грызли друг друга. Но не только не отступали, но и переходили сами в контратаки - и так 16 января, и 17, и весь день 18. В самый критический момент прорыва на подмогу 236-й пришла из-под Насыпкоя 63-я гсд, тоже «черная». Красноармейские части немцам удалось практически окружить – ведь 17 января наши войска оставили Феодосию, к исходу дня немцы заняли город.

А после того, как силы «розальевцев» иссякли (о потерях позже), отход частей дивизий прикрывали добровольцы. 236-ю прикрывали батальон 818-го полка и рота автоматчиков под командованием Шатошвили и Чуниашвили, а когда кончились все патроны – пошли в штыковую. Надо ли говорить, сколько при этом полегло лучших сынов той же Грузии?

Еще один штрих – из воспоминаний Лидии Шептуховской известно, что в те январские дни был случай самострела. Один грузин не выдержал напряжения боя, получил, как сейчас говорят, боевую психологическую травму, и выстрелил в себя. Прилюдно его расстреляли. Но этот случай потому всем и запомнился, что был единичным.

«Кому - орден, кому – пуля»

Когда рассказываешь о войне, о боевых действиях, неизбежно становишься тактиком и стратегом одновременно. А цифры – это язык военного искусства. Но сейчас в голове еще одни цифры, наградная статистика. Частенько войну мы меряем числом награжденных. Оказывается, это правило не всегда работает. За Керченско-Феодосийскую десантную операцию не было повальных награждений, Героев никому не дали. Алексею Николаевичу Первушину, поистине главному в феодосийском десанте, израненному и полуслепому, вручили орден Кутузова первой степени. В 1944 году. Была, видимо, установка: за Крым не награждать. Только в 1944 тенденция была переломлена. Ведь уже все шло к победе.

А Феодосию оставили 17, но о страшном разгроме доложили телеграммой раньше, 15 января… Дело в том, что в этот день в 11.15 авиабомба точно попала в домик села Сарыголь, где был штаб 44-й армии. Член Военсовета Комиссаров был убит, командарм Первушин тяжело ранен и контужен (после был комиссован, перенес несколько сложнейших операций на глазах), начштаба Рождественский ранен легко и контужен. Одним ударом обезглавлена целая армия! Конечно, последовавшая за этим неразбериха и практически выборы командарма сделали свое дело. По распоряжению командующего Кавказским фронтом генерал-лейтенанта Козлова войскам следовало отойти на Ак-Монайские позиции.

Но ведь и в районе Розальевки и Карагоза, и в окрестностях Владиславовки еще сражались малочисленные, потрепанные, злые – но полки и дивизии! О том, что Феодосия оставлена, бойцы узнали лишь уже на берегу моря, куда отошли с боями – страшными, рукопашными…
Еще об одной цифре хочу говорить. Даже не цифре, о судьбе в цифрах. Да еще связанных с наградами. После оставления Феодосии начались разборки. О роли в них Льва Мехлиса пока умолчу. А о судьбах других.… Командир «национальной» 63-й горнострелковой, подполковник П.Цензиевский погиб в мае 1942, до того в полной мере хлебнув горечи неверия… Но особо страшна судьба командира 236 стрелковой дивизии, В.К.Мороза. 14 января 1942 он был контужен, а спустя три дня состоялся приказ о присвоении Морозу генеральского звания. Вряд ли он вкрутил в петлицы генеральские звезды. Просто некогда было, да может и не знал, связи не было…. Вывел он свою потрепанную дивизию на Ак-Монайские позиции, и тот час его взяли. А уже 22 января … расстреляли «за сдачу Феодосии». Вот так отдыхает Справедливость.

«Я верю – памятник будет»

Теперь о потерях. Опять за пример возьмем дивизии, 236-ю и 63-ю. 20 января, уже на южных позициях Ак-Моная, наконец, посчитались. В 236-й осталось 1152 человека, в 63-й – 1710, что составило десять и шестнадцать процентов от начальной укомплектованности! Только за один день, 11 января, когда никаких активных наступлений не было, в этих дивизиях сгинуло 2134 человека! А за неделю непрерывных боев с 13 по 20 января, дивизии лишились свыше шестнадцати тысяч солдат и офицеров….

Вот какой кровушкой политы степные косогоры справа от современного шоссе Феодосия-Симферополь. Как известно из рассказов Шептуховской, Науменко и других жителей Розальевки, погибших бойцов похоронили почти на месте боя – в силосных ямах у села, у кургана на Эгете. Есть информация, что они лежат там до сих пор, ибо могилы в оккупацию не насыпали, потом тоже недосуг было перезахоранивать. Где те ямы сейчас? Среди степных трав самого малонаселенного угла Кировского района…

Потому понятна идея известного российского скульптора Александра Козинцева установить у трассы Симферополь - Феодосия, как раз напротив поворота на село Отважное, Мемориал пропавшим без вести в войну. По виду он должен быть как штык, на девять метров поднимающийся в небо. На нем как бы уходят в небо души – красноармейца, краснофлотца и девушки-гражданки, невинно убитой…

Но у власти денег на сооружение такого памятника нет. Легче развалить какой… Особенно во время оболгания советской истории, демонтажа памятников трагичного и героичного советского прошлого. Нашлись ребята из Первомайского, сделали памятник – как понимали: колонну на рукотворном кургане, хотели орла степного поставить, но воспротивились местные представители «меджлиса» (хотя какие они местные – кочевники!). Но я верю: мемориал будет – у дороги, на виду у всего мира – «Пропавшим без вести»; души тех, кто сгинул безвестно в страшные годы войны – поймут и оценят.

Видишь, читатель, как запахивая полы заиндевелых шинелей, на холодном степном ветру, проходят красноармейцы… Русские, белорусы, армяне, грузины, азербайджанцы, евреи, украинцы… У всех закопченные, непроницаемые от мороза лица. Их губы, брови и щеки сечет снежинками, глаза не выражают ничего. И еще - взор вдаль, подчеркивая обязательное на фронте – мглу, немецкие самолеты… Там, под Биюк-Эгетом, шаткая передовая. Смерть гуляет крымской степью. Воздух наполнен рвущимся и ревущим металлом, небеса – гулом «мессершмиттов» и «юнкерсов».

Но там, впереди, наша земля. И позади тоже наша, пусть и безлюдная степь феодосийской округи. Наша… И пусть об этом не забудет молодежь сегодняшнего дня. Оболванивание «новитнымы» учебниками истории, где Великой Отечественной войне посвящено 14 страниц, а о десанте в Крым вообще не говорится, не пройдет. Пока есть памятники, пока есть память. И наша земля.

Сергей Ткаченко.

Фото автора.


Видное сейчас.

Крым - край русский: 70 лет забвения Розальевки


Вот он, проход между Эгетами.

Крым - край русский: 70 лет забвения Розальевки


Памятники Видного.

Крым - край русский: 70 лет забвения Розальевки
Крым - край русский: 70 лет забвения Розальевки
Крым - край русский: 70 лет забвения Розальевки

Вернуться назад