Авторизироваться


Чужой компьютер





СБУ открыла охоту на матерей бойцов Донбасса

Главная новость / Луганск / Проиcшествия

СБУ открыла охоту на матерей бойцов Донбасса
«Новоросс. info» - 25 октября, вечером, позвонили из Луганска.

— А ты знаешь, что они вытворили? Взяли в заложники мать одного из наших офицеров, пытались шантажировать его, чтобы он сотрудничал с ними.

Мой собеседник — человек из силовых структур Народной милиции Луганской народной республики. Голос звучал страшно устало. Нет, пока не для публикации. Подожди, завтра будет официальное сообщение. Все очень плохо.

Обычная история: женщина выехала из ЛНР на территорию Украины. Ехала за пенсией, вместе с мужем. Семья Безкоровайных, Валентина Михайловна с Алексеем Анатольевичем, пожилые, не самые здоровые люди. 23 октября выехали, 24 октября раздался звонок у сына Валентины Михайловны.

Собственно, в сыне-то и была проблема. Сына зовут Игорь Сидоренко, и он подполковник в Народной милиции. При Сталине сын за отца, как известно, не отвечал; при Порошенко выяснилось, что мать и отчим отвечают за сына.

Валентина Михайловна сказала: Игорь, мы в Меловом, с тобой хотят поговорить. Меловое — это территория Луганской области, подконтрольная украинским боевикам. Трубку она передала человеку, который сообщил: товарищ подполковник, ваша мать и отчим у нас. Вы даже можете их увидеть живыми, если будете с нами сотрудничать. От Сидоренко потребовали передавать в Службу безопасности Украины данные о структуре подразделений и личных данных военнослужащих НМ ЛНР. Оставили адрес электронной почты, пообещали денежное вознаграждение, если все пойдет хорошо.

Переводим на максимально понятный язык: украинские террористы захватили мать и отчима офицера ЛНР и пообещали не убивать их, если офицер согласится на них работать.

Захват мирных заложников и шантаж.

Все нормально, это Украина. Цивилизованное, европейское, террористическое государство. Ну, потому что — вот оно, это террор, куда уже дальше, куда нагляднее.

Сидоренко по понятным причинам с террористами работать не захотел. И можно предположить, что не только потому, что предлагаемые ему действия квалифицируются по статье 335 УК ЛНР. И даже, возможно, не только потому, что советскому офицеру сложно пойти на предательство своих. Тут есть еще и очень понятная человеческая логика: любые переговоры с террористами контрпродуктивны.

Сидоренко сообщил о ситуации командованию. Мать и отчим остались в заложниках у украинских спецслужб.

Командование обратилось в международные правозащитные организации, ОБСЕ и международный комитет Красного креста. Угадайте, отпустили после этого Безкоровайных? Для самых непонятливых: нет, конечно. Продолжают находиться в заложниках. Пенсионеры-сепаратисты, страшная угроза госбезопасности Украины.

(Тут, конечно, предвзятый читатель может спросить: а зачем они на Украину за пенсией поехали, неужели им в Луганске плохо было? Для нормального человека логика диковатая, но сторонники Украины оперируют именно такой. Предвосхищая вопрос, ответим: да, это была ошибка, ехать не стоило. А Украине нормально было задерживать двух пенсионеров, да?).

В официальный список военнопленных пенсионеры пока не включены. Пока что есть надежда освободить их другими путями: так получилось, что Украина давно уже не выдает настоящих военнопленных в ходе многочисленных обменов. Поступают иначе: набирают «бытовых сепаратистов», то есть, тех, кто громко говорил о липецком заводе «Рошен» во дворе, и обменивают их на украинских военнослужащих. Командование ЛНР утверждает, что делает все возможное для освобождения Безкоровайных, и, если быстро решить вопрос не получится, в список военнопленных их все же внесут. Ну, потому что выбор очень ограниченный.

— И ты знаешь, — говорит мне мой собеседник, и в голосе у него прорывается нервный смех; я знаю, как страшно работает и страшно устает этот человек, — они ведь, получается, все правильно сделали. Они в этом фильме умные, хорошие парни. Они же просчитали все. Мы их родственников брать не будем. Мы не можем симметрично отвечать.

(То есть — на самом деле — если говорить с украинскими террористами на их языке, то можно было бы. Хватать их родственников, шантажом принуждать офицеров к сотрудничеству. Набирать мирных жителей и на обменах выдавать их за военнопленных. Можно, все можно. Только нельзя. Потому что на этой стороне воюют люди. На той — фашисты. Я была гуманистом. На этой ситуации мой гуманизм в отношении украинских террористов кончился).

Я говорю:

— Может быть, эту историю пишет Достоевский, а не Пелевин? Ну там… торжество морально-этических ценностей… что-то в этом роде.

— Я не знаю, кто пишет эту историю, — говорит мой усталый собеседник. — Я знаю, что они нас просчитали и поняли, что могут делать все, что хотят. Я не знаю, что будет дальше.

Анна Долгарева

"Свободная пресса"
Просмотров: 407 Комментариев: 0

Комментарии:
>> Оставить комментарий <<

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Происшествия
ТОП новостей
 Почему сенатор  Цеков не дал показаний против Чийгоза - мнение первого президента Крыма
Почему сенатор Цеков не дал показаний против Чийгоза - мнение первого президента Крыма33 18:04