Авторизироваться


Чужой компьютер





Приговор по уголовному делу о разграблении места захоронений жертв нацизма под Симферополем будет объявлен завтра

Проиcшествия

Приговор по уголовному делу о разграблении места захоронений жертв нацизма под Симферополем будет объявлен завтра
Уголовное дело о разграблении захоронений на месте массовых расстрелов евреев, крымчаков, цыган, пленных советских матросов и партизанских связных из числа татар Крыма на 10-ом километре шоссе «Симферополь-Феодосия» (Трудовской сельский совет Симферопольского района), рассматриваемое Симферопольским районным судом с 23 октября 2012 года не будет передано в Главное управление Службы безопасности Украины для дополнительного расследования.

Соответствующее постановление утвердил председатель Симферопольского районного суда Александр Сердюк, ранее занимавший должность заместителя начальника управления по борьбе с организованной преступностью Главного управления МВД Украины в Крыму, сотрудники которого осуществляли ряд оперативных мероприятий по выявлению и задержанию лиц, подозреваемых в незаконных раскопках захоронений в противотанковом рву на 10-ом километре Феодосийского шоссе с целью из разграбления, и сбору доказательств их виновности.

В совершении данного преступления, досудебное следствие по которому проводил отдел по расследованию особо важных дел и преступлений, совершенных организованными преступными группировками и преступными организациями Следственного управления ГУ МВД Украины в АРК, подозреваются два жителя Симферополя: ранее неоднократно судимый 63-летний Георгий Полещук вместе с его сыном Русланом Полещуком,1978 года рождения, привлекавшимся к уголовной ответственности по делу о мошенничестве, которое было прекращено судом, и 28-летний житель села Укромное Симферопольского района Эльмар Усманов, обвиняемые по части 2 статьи 297, части 2 статьи 28 и части 2 статьи 298 Уголовного кодекса Украины (надругательство над могилой, иным местом захоронения или над телом умершего и умышленное незаконное разрушение, повреждение или уничтожение объекта культурного наследие или его частей, совершенные группой лиц по предварительному сговору).

Георгий Полещук, освобожденный судом из-под стражи под залог «в связи с ухудшением состояния здоровья» по ходатайству его адвоката Игоря Пискарева на одном из предыдущих судебных заседаний, также обвиняется и по части 1 статьи 309 Уголовного кодекса Украины (незаконное производство, изготовление, приобретение и хранение наркотических веществ без цели сбыта), а Эльмар Усманов – в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 307 и частью 2 статьи 310 УК Украины (незаконное производство, изготовление и хранение наркотических веществ с целью сбыта и незаконный посев или выращивание конопли в крупном размере), одно из которых относится к категории тяжких.

Выступая в судебных дебатах, прокурор прокуратуры Симферопольского района Оксана Задорожная заявила о том, что вина всех троих подсудимых в разграблении ими захоронений на 10-ом километре Феодосийского шоссе является доказанной, поскольку вещественные доказательства, изъятые на месте происшествия и по месту жительства обвиняемых, свидетельские показания Дмитрия Кондрыки, Владимира Матькова и закрытого свидетеля Игоря Сенкова, а также материалы допросов понятых, потерпевших и обвиняемых в ходе досудебного и судебного следствия и результаты почвоведческой экспертизы почвенных остатков на берцах Георгия Полещука и тапочках Руслана Полещука, свидетельствующие об общей групповой принадлежности наслоений гумуса и глиняно-карбонатной породы на изъятой у обвиняемых обуви и образцов почвы и породы с места происшествия, в совокупности, по ее мнению, дают мотивированную картину совершения обвиняемыми в 2010-2012 годах преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 297, частью 2 статьи 28 и частью 2 статьи 298 Уголовного кодекса Украины.

В своей обвинительной речи прокурор также отметила, что вина Георгия Полещука, у которого в ходе обыска по месту жительства были изъяты 444,8 грамма марихуаны, хранившейся «в трех свертках», в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 309 УК Украины, и вина Эльмара Усманова, у которого было изъято 250,3 грамма марихуаны в 12 спичечных коробках и двух полиэтиленовых пакетах и 139 кустов индийской конопли, выращивавшейся им на территории приусадебного участка в домовладении его родителей, в совершении преступлений, подпадающих под санкции части 2 статьи 307 и части 2 статьи 310 УК Украины, тоже полностью доказана в ходе досудебного и судебного следствия.

В связи с этим государственный обвинитель потребовала назначить Георгию Полещуку наказание в виде лишения свободы на 4 года по части 2 статьи 297 УК Украины, в виде ограничения свободы на 3 года по части 2 статьи 28 и части 2 статьи 298 Украины, в виде ареста на 6 месяцев по части 1 статьи 309 УК Украины, Руслану Полещуку – наказание в виде лишения свободы на 3 года по ч. 2 ст. 297 УК Украины, в виде ограничения свободы на 2 года по ч.2 ст. 28 и ч. 2 ст. 298 УК Украины, Эльмару Усманову – наказание в виде лишения свободы на 2 года по ч.2 ст. 297, в виде ограничения свободы на 2 года по ч.2 ст. 28 и ч .2 ст. 298, в виде лишения свободы на 7 лет по ч.2 ст. 307, в виде лишения свободы на 4 года по ч.2 ст. 310 УК Украины и, путем поглощения менее сурового наказания более суровым, определить Георгию Полещуку наказание в виде 4 лет лишения свободы, Руслану Полещуку – в виде 3 лет лишения свободы, Эльмару Усманову – в виде 7 лет лишения свободы.

При этом прокурор высказалась за полное удовлетворение гражданского иска Трудовского сельского совета Симферопольского района о взыскании с Полещука Георгия Федоровича. Полещука Руслана Георгиевича и Усманова Эльмара Серверовича 6 тыс. 442 грн, израсходованных на оплату работ по восстановлению объекта культурного наследия, поврежденного незаконными раскопками, и за частичное удовлетворение исков 11 потерпевших, родственники которых были расстреляны нацистскими оккупантами в противотанковом рву на 10 км трассы «Симферополь-Феодосия» 11-16 декабря 1941, о возмещении обвиняемыми морального ущерба путем выплаты каждому из пострадавших 10 тыс. грн вместо заявленных ими исковых сумм в размере от 20 тыс до 40 тыс. грн.

После выступления государственного обвинителя один из потерпевших, симферопольский краевед Борис Берлин, близкие родственники которого были расстреляны в противотанковом рву на 10-ом километре Феодосийского шоссе в декабре 1941 года, в своей речи в дебатах заявил ходатайство о передаче уголовного дела о разграблении захоронений на Поле памяти на дополнительное расследование в Главное управление Службы безопасности Украины в Крыму в связи с тем, что в данном преступлении, по его словам, замешаны руководящие сотрудники крымской милиции и потребовал от суда вынести частное определение в адрес руководителя следственной группы, старшего следователя отдела по расследованию особо важных дел и преступлений. совершенных организованными преступными группировками преступными организациями следственного управления крымского милицейского главка Ольги Ремесковой, отказавшей в возбуждении уголовного дела в отношении Владимира Матькова, Дмитрия Кондрыки и закрытого свидетеля Игоря Сенкова, которые, «согласно их собственным показаниям, являются соучастниками» преступлений, связанных с незаконными раскопками захоронений жертв нацизма на территории Трудовского сельского совета Симферопольского района и реализацией извлеченных оттуда ценностей, спрятанных в одежде и нижнем белье цыган, евреев и крымчаков, расстрелянных там нацистами в период с 6 по 16 декабря 1941года, и не назначившей проверку других мест захоронения жертв массовых расстрелов, упоминаемых в изъятой у Георгия Полещука тетради с его записями, на предмет наличия на этих братских могилах незаконных раскопов.

При этом Борис Берлин напомнил, что на допросе в суде 10 декабря 2012 года Ольга Ремескова заявила о том, что, вынося постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Владимира Матькова, Дмитрия Кондрыки и гражданина, скрытого следствием под псевдонимом «Игорь Сенков», которые тоже задерживались сотрудниками крымского УБОП в мае 2012 года по подозрению в разграблении места захоронения жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе, и о предоставлении указанным лицам статуса свидетеля по уголовному делу в отношении Георгия Полещука. Руслана Полещука и Эльмара Усманова, «она, по ее собственным словам, руководствовалась не законом, а личными убеждениями».

Мотивируя свое ходатайство о передаче дела о разграблении захоронений жертв нацизма на территории Трудовского сельского совета Симферопольского района на дополнительное расследование в СБУ, пострадавший также обвинил в «даче заведомо ложных показаний» и «совершении должностных преступлений» заместителя начальника отдела по расследованию особо важных дел и преступлений, совершенных организованными преступными группировками и преступными организациями СУ ГУ МВД Украины в АРК Сергея Савенко, который во время допроса в суде 24 декабря 2012 года заявил о том, что возвратил свидетелю Владимиру Матькову изъятую при обыске его квартиры золотую чашу с вмятинами и следами от потеков белой и желтой глины без проведения экспертизы данного предмета в связи с тем, что проведенный им дополнительный осмотр чаши подтвердил показания самого Матькова о том, что она является «современным изделием», поскольку стол массивный предмет «не мог быть спрятан в одежде» расстрелянных жертв, так как на страницах второго тома издаваемой крымским главком СБУ книжной серии «Рассекреченная история», оказывается, есть информация о том, что во время уничтожения советских граждан в противотанковом рву на 10-ом километре Феодосийского шоссе в декабре 1941 года «гитлеровцы раздевали и обыскивали всех жертв перед расстрелом», и при этом не смог пояснить, по какой именно причине он затребовал из финансовой части крымского милицейского главка для дополнительного осмотра золотую монету князя Киевской Руси Владимира Великого, изъятую в доме Георгия Полещука при его аресте 22 мая 2012 года, и каким образом фото этого златника, лежащего на газете «Крымская правда» от 30 августа 2012 года, появилось в интернете.

В ходе дальнейших прений ходатайство Бориса Берлина о передаче дела о разграблении захоронений жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе на дополнительное расследование в крымский главк СБУ было поддержано остальными 8 потерпевшими, находившимися в зале судебного заседания.

При этом председатель Крымского республиканского еврейского общества «Яд эзра» («Рука помощи») Александр Глубочанский заявил о том, что большинство людей, погибших в противотанковом рву на 10-ом километре Феодосийского шоссе в декабре 1941 года, действительно были уничтожены в одежде.

По его словам, согласно имеющимся историческим документам, территория Симферополя, Симферопольского и Карасубазарского (ныне – Белогорский) районов Крымской АССР в первый год нацисткой оккупации Крыма была зоной технических испытаний машин-душегубок, изобретенных Вальтером Рауфом, и поэтому в противотанковые рвы сбрасывали не только расстрелянных возле них людей, но и тех граждан, которых доставляли туда задохнувшимися от газа в машинах-душегубках.

В своей речи в защиту обвиняемого Эльмара Усманова адвокат Николай Рожков заявил о том, что в рассматриваемом Симферопольским районным судом уголовном деле вообще нет каких-либо доказательств причастности его подзащитного к проведению незаконных раскопок места захоронений жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе.

При этом Николай Рожков попросил суд оправдать Эльмара Усманова по части 2 статьи 297, части 2 статьи 28, части 2 статьи 298 Уголовного кодекса Украины, переквалифицировать предъявленное ему обвинение по части 2 статьи 307 и части 2 статьи 310 УК Украины «на часть 1 статьи 309 и часть 1 статьи 310 УК Украины» (незаконное производство, изготовление и хранение наркотических веществ без цели сбыта и незаконное выращивание индийской конопли), мотивировав это тем, что факт расфасовки марихуаны в спичечные коробки не является доказательством ее предстоящего сбыта, а 135 из 139 кустов индийской конопли, изъятой на приусадебном участке домовладения Усмановых, являются дичкой, распространенной по всей территории села Укромное, и, с учетом того, что на иждивении Эльмара Усманова находятся двое несовершеннолетних детей, назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы.

Адвокат Руслан Полещука Александр Начинкин в своей защитной речи обратил внимание на те обстоятельства, что в обвинительном заключении досудебного следствия по делу о разграблении места захоронений жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе в качестве вещественных доказательств фигурируют предметы, обладающие материальной ценностью, но совершенно нет указаний на то, что это за предметы, из какого материала они изготовлены, каковы их вес и стоимость, которые имеются в обвинительных заключениях следователей, расследовавших уголовные дела в отношении гробокопателей, привлеченных к ответственности за разграбление расстрельного рва на территории Трудовского сельского совета Симферопольского района в 1986 году.

По мнению адвоката Руслана Полещука, обвинение в отношении его подзащитного и других обвиняемых основывается на противоречивых показаниях «лжесвидетелей» Игоря Сенкова, Дмитрия Кондрыки и Владимира Матькова, а не на объективных доказательствах вины обвиняемых, поскольку экспертиза золотого царского червонца, который, по словам Владимира Матькова, был приобретен им у Георгия Полещука, равно как и экспертиза других имеющихся в деле монет и предметов, «никем не проводилась», а почвоведческая экспертиза наслоений на берцах Георгия Полещука и тапочках Руслана Полещука проводилась «непонятно по какой из имеющихся 17 методик почвоведческого криминалистического исследования» и без привлечения образцов с мест, указанных в показаниях обвиняемых.

Как отметил Александр Начинкин, показания закрытого свидетеля с псевдонимом Игорь Сенков о том, что в декабре 2011 года он «якобы лично видел», как Руслан Полещук в тапочках занимался незаконными раскопками захоронений на 10-ом километре Феодосийского шоссе, не могут соответствовать действительности – как в связи с тем, что в наслоениях на этих тапочках «не имеется следов бетонной крошки» от саркофага, разбитого в ходе незаконных раскопок для проделывания под ним шурфов и лазов, так и из-за не соответствия данной обуви, не пригодной для выполнения земляных работ, погодным условиям декабря 2011 года.

Оценивая показания «лжесвидетелей» об угрозах в их адрес со стороны Руслана Полещука на предмет достоверности, адвокат обратил внимание суда на то, что его подзащитный не мог угрожать по мобильному телефону ни одному из них после его первого задержания, когда его отпустили домой и на следующий день. 22 мая 2012 года задержали по решению Киевского районного суда об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, поскольку «мобильный телефон у него был изъят» для проведения следственных действий, а сам он «весь вечер находился дома в присутствии свидетелей» из числа друзей.

Особое удивление Александра Начинкина вызвало то, что у следователей не возникло сомнений в том, что Георгий Полещук, который «еле ходит с помощью костылей», мог заниматься раскопками захоронений жертв нацизма на 10 километре Феодосийского шоссе и привлечь к этому своего сына, воспитывавшегося «в еврейской семье» у своей бабушки Валентины Алексеевны Борисовой и ее второго мужа Рэма Абрамовича Каплуна, чей отец погиб при обороне Севастополя 20 марта 1942 года, и узнавшего своего отца во взрослом возрасте, и в том, что, на основании свидетельских показаний о том, что на незаконных раскопках места захоронения жертв нацизма в противотанковом рву под Симферополем вместе с этими обвиняемыми «видели “какого-то татарина”», следствием был сделан вывод о том, что это – житель села Укромное Симферопольского района Эльмар Усманов.

«Почему следствие решило, что этот крымский татарин – именно Эльмар Усманов, а не. например, Мустафа Джемилев (лидер нелегализованного меджлиса, народный депутат Украины – ред.), имеющий семь судимостей?!», – иронизировал адвокат, заявив также о том, что «немотивированные» и «бездоказательные» доводы досудебного следствия о виновности его подзащитного и других обвиняемых в совершении преступлений. предусмотренных частью 2 статьи 297, частью 2 статьи 28 и частью 2 статьи 298 УК Украины, свидетельствуют о «профессиональной деградации» следователей, о «коррупции» и «желании вывести из дела милицейского агента», в результате чего «субъект остался при своих вещах».

Завершая свою речь, Александр Начинкин попросил суд полностью оправдать Руслана Полещука «в связи с полным отсутствием доказательств его виновности» в совершении деяний, инкриминируемых этому обвиняемому.

Адвокат Георгия Полещука Игорь Пискарев, «в основном» согласившись с доводами своих коллег, высказал предположение о том, что возникновение внезапных проблем с телефонной связью в ходе допроса судом закрытого свидетеля Игоря Сенкова «сразу после “неудобных” для него вопросов» может свидетельствовать о том, что «эти “перерывы”» использовались для его «консультаций со следователями».

Обратив внимание на то, что изъятие у его подзащитного икон, которые «точно не могли быть извлечены из земли» и избрание Георгию Полещуку Киевским районным судом Симферополя меры пресечения в виде содержания под стражей несмотря на наличие у него «паховой и пупочной грыжи» на основании информации сотрудников УБОП о том, что «ими получены сведения о “намерении” Полещука Г.Ф. “скрываться от суда и запугивать свидетеля”», были предприняты «с целью давления» на обвиняемого для получения от него признательных показаний, Игорь Пискарев попросил суд оправдать Георгия Полещука «в связи с отсутствием доказательств его причастности к совершению преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 297, частью 2 статьи 28, частью 2 статьи 298 Уголовного кодекса Украины», и привлечь его к ответственности по части 1 статьи 309 УК Украины, назначив ему наказание, не связанное с лишением свободы, с учетом его признания в совершении данного преступления и с учетом того, что он «имеет ряд болезней, в том числе и тех, которые были получены им в СИЗО».

Выступая в судебных дебатах вслед за своим адвокатом, обвиняемый Георгий Полещук заявил о том, что он «не был» на месте захоронения жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе и «не копал там».

«Все предметы, которые я мог использовать для ремонта своего дома, приводятся теперь в качестве улик против меня, но я не занимался копками и вандализмом», – отметил подсудимый.

Другой обвиняемый по делу о разграблении расстрельного рва под Cимферополем Руслан Полещук, служивший в воинской части № 0506 в должности начальника продовольственно-вещевой службы и уволившийся в запас из ВМС Украины в звании старшего лейтенанта в 2008 году, в своей речи в судебных дебатах опроверг показания «залегендированного свидетеля» Игоря Сенкова и Дмитрия Кондрыки о том, что он угрожал им по телефону.

«В тот день, когда меня отпустили, мне сказали: “Мы уже месяц за тобой следим и слушаем тебя.” Почему же тогда на следующий день днем, когда меня арестовали (22 мая 2012 года – ред.) не взяли с телефона распечатку контактов?», – поинтересовался подсудимый.

Заявив о том, что он не жил с отцом с детства, а в течение 13 лет до 17-летнего возраста воспитывался у бабушки в семье еврея-инвалида, который не являлся его «биологическим дедом» и что «никогда не был» на месте захоронения жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе, Руслан Полещук выразил надежду на «справедливый приговор» суда.

Эльмар Усманов в своем выступлении в судебных дебатах сообщил суду о том, что «только на момент своего задержания узнал, что есть такая братская могила» на 10-ом километре Феодосийского шоссе, и о том, что он попросил у Георгия Полещука машину с бензогенератором для того, чтобы 5 мая 212 года поехать на празднование Хыдырлеза в Бахчисарайский район и подключить к генератору холодильное оборудование для торговли там скоропортящимися продуктами и приготовления из них блюд национальной кухни, после чего этот «УАЗ» стоял возле его дома до изъятия данного автомобиля в ходе проведенного обыска.

При этом подсудимый «частично признал» предъявленные ему обвинения в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, и, заявив о том, что он употреблял марихуану и выращивал индийскую коноплю «для собственного употребления», но «не сбывал и не продавал», «раскаялся в содеянном».

После завершения выступлений в судебных дебатах 17 января председатель Симферопольского районного суда Александр Сердюк выслушал мнения сторон по поводу заявленного потерпевшим Борисом Берлиным ходатайства о передаче дела о разграблении места захоронений жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе на дополнительное расследование в Главное управление СБУ в АРК.

Указанное ходатайство потерпевшей стороны было отклонено прокурором, но поддержано и защитой обвиняемых, и самими подсудимыми, в связи с чем адвокат Руслана Полещука Александр Начинкин обратил внимание суда на то, что о направлении дела на дополнительное расследование «обычно» ходатайствует защита подсудимых и что выдвижение такого требования потерпевшей стороной является «редчайшим случаем» в судебной практике по уголовным делам.

Затем Александр Начинкин и адвокат Эльмара Усманова Николай Рожков заявили дополнительное ходатайство об изменении их подзащитным меры пресечения в виде содержания под стражей в Симферопольском следственном изоляторе №15 на подписку о невыезде в случае вынесения судом постановления о передаче уголовного дела на дополнительное расследование.

На судебном заседании 18 января председатель Симферопольского районного суда Александр Сердюк отклонил ходатайство Бориса Берлина о передаче дела о разграблении расстрельного рва под Симферополем на дополнительное расследование в крымский главк СБУ, мотивировав это тем, что неполнота досудебного следствия по данному уголовному делу может быть устранена в судебном заседании, и объявил перерыв в заседании суда до 21 января в связи с тем, что один из потерпевших, член правления Крымского республиканского общества «Крымчахлар» Аркадий Ачкинази, заявил отвод прокурору прокуратуры Симферопольского района Корнею Склярову, заменившему прокурора Оксану Задорожную в связи с ее отсутствием на этом заседании суда по уважительной причине.

На следующем судебном заседании председатель Симферопольского районного суда Александр Сердюк огласил письменное ходатайство потерпевшего Бориса Берлина с просьбой «дать оценку показаниям свидетелей» по делу о разграблении расстрельного рва под Симферополем Дмитрия Кондрыки, Владимира Матькова и закрытого свидетеля под псевдонимом Игорь Сенков, и, «в случае если суд примет решение о том, что их показания заслуживают доверия», «вынести определение о привлечении» указанных лиц «к уголовной ответственности как соучастников преступления» и решил рассмотреть данное ходатайство, поддержанное адвокатом Руслана Полещука Александром Начинкиным, «при разрешении дела по существу».

Действительно, наличие в уголовном деле о разграблении расстрельного рва под Симферополем в качестве свидетелей обвинения таких фигурантов, как залегендированный следователем Игорь Сенков (не исключено, что под этим псевдонимом скрыт Дмитрий Лашинский, который, по словам Георгия Полещука, продал ему за 30 тысяч долларов США златник Владимира Великого и, узнав о том, что Полещук хочет перепродать ее за 300 тыс долларов, продиктовал ему в тетрадь под запись наименования братских могил с указанием площадей их охранных зон, воспринятых тогда обвиняемым как «площади строящихся или ремонтируемых объектов» вблизи этих захоронений), заявивший на следствии о том, что он дважды, в середине и в конце декабря 2011 года, ездил на Поле памяти вместе с обвиняемыми на «УАЗе» Георгия Полещука и выполнял там функции наблюдателя, чтобы во время проведения ими раскопок в вечернее время с 17 до 22 часов там не появился кто-либо посторонний, но почему-то «не видел» на месте захоронений следов пожара, произошедшего 6 декабря 2011года и уничтожившего 400 квадратных метров травяной подстилки; как подполковник милиции Дмитрий Кондрыка, который, по его собственным словам, «знал» о том, что обвиняемый Георгий Полещук и его подельники занимаются незаконными раскопками места захоронений жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе с 2010 года, но, будучи до 2011 года начальником одного из структурных подразделений крымского милицейского главка, не только не сообщил об этом в правоохранительные органы, «испугавшись угроз» со стороны Руслана Полещука, а даже сопровождал Георгия Полещука в качестве охранника во время совершения им коммерческих сделок с монетами и другими предметами старины; как не доставленный в суд в связи с его отсутствием по месту регистрации нелегальный скупщик золота и антиквариата под аркой у входа на симферопольский Центральный рынок Владимир Матьков (по непроверенным данным, несколько лет назад он уже привлекался к уголовной ответственности за проведение незаконных археологических раскопок античных городищ Крыма, но был отпущен на свободу без следствия и суда по указанию высокопоставленных сотрудников крымской милиции благодаря связям его приемных родителей, будто бы являющихся близкими знакомыми двух тогдашних милицейских руководителей, один из которых в настоящее время находится на пенсии, а другой возглавляет один из органов системы государственной исполнительной власти в АРК), порождает серьезные сомнения в правомерности решения старшего следователя следственного управления крымского милицейского главка Ольги Ремесковой, которая не посчитала нужным обвинить указанных лиц в соучастии в преступлениях, связанных с разграблением захоронений в расстрельном рву под Симферополем и реализацией извлеченных оттуда ценных предметов, и возбудить в отношении этих граждан уголовные дела.

В своей реплике в ходе продолжившихся судебных дебатов адвокат Александр Начинкин еще раз заявил о необходимости вынесения его подзащитному Руслану Полещуку оправдательного приговора, напомнив при этом об «отсутствии» в материалах дела «доказательств причастности» Георгия и Руслана Полещуков к незаконным раскопкам захоронений жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе.

Вслед за ним адвокат Георгия Полещука Игорь Пискарев обратил внимание суда на то, что одной из причин возбуждения уголовного дела в отношении Полещука Г. Ф. по части 2 статьи 297, части 2 статьи 28 и части 2 статьи 298 УК Украины является златник Владимира Великого, а основным инициатором обвинения его подзащитного в незаконных раскопках братской могилы на 10-ом километре Феодосийского шоссе может являться «собственник монеты, которую он купил», поскольку, со слов обвиняемого, «отдельные люди», в том числе «и работники милиции», «неоднократно просили его эту монету продать».

По мнению Игоря Пискарева, «необходимо выяснить, кто за этими моментами стоит, и разобраться с ними» в установленном законом порядке.

Завершая свою реплику, адвокат Георгия Полещука еще раз указал на необходимость вынесения его подзащитному оправдательного приговора по ч.2 ст. 297, ч. 2 ст. 28, ч. 2 ст. 298 Уголовного кодекса Украины и назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы, на основании ч. 1 ст. 309 УК Украины.

В своей реплике в дебатах, а затем и в своем последнем слове на суде подсудимый Георгий Полещук заявил о том, что он «не копал» на месте захоронения жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе и «не кощунствовал», но «не в состоянии доказать своей невиновности» в совершении этих преступлений, а «коноплю употреблял» из-за того, что у него «очень тяжело жизнь проходит», для того, «чтобы отвлечься».

По его мнению, именно из-за златника Владимира Великого, купленного им у Дмитрия Лашинского, против него «провели работу» его недоброжелатели и «милиция, которая арестовала» его «и выкрала» у него «монету стоимостью 300 тысяч долларов».

Как отметил Георгий Полещук, «те, кто копал (на Поле памяти – ред.), контролировались кем-то из властей, которые могли предоставить им схему прошлого раскопа», чтобы незаконные раскопки не осуществлялись в тех местах, где они уже были произведены в 1980-х годах».

«Как я могу позвать сына, которого воспитывал еврей, а я увидел уже взрослым, раскапывать еврейские кости?! Это – бред людей, которые все это организовали», – сказал обвиняемый, обратившись при этом к суду с просьбой отнестись к нему «справедливо».

Подсудимый Руслан Полещук в последнем слове на суде заявил о том, что он «не мог» заниматься незаконными раскопками захоронений жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе, «в первую очередь, по моральным причинам», поскольку «воспитывался в семье еврея и жил по тем моральным принципам, по которым жила эта семья».

Выступая со своим последним словом в суде, Эльмар Усманов еще раз заявил о своей непричастности к незаконным раскопкам на Поле памяти и о том, что он употреблял марихуану и выращивал индийскую коноплю только для собственного употребления, а не с целью сбыта или продажи.

При этом подсудимый попросил не лишать его свободы в связи с тем, что у него «двое маленьких детей, не работающая жена и двое родителей-пенсионеров».

После завершения судебных дебатов председатель Симферопольского районного суда Александр Сердюк сообщил о том, что суд удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора по уголовному делу в отношении Полещука Георгия Федоровича, Полещука Руслана Георгиевича и Усманова Эльмара Серверовича, который будет оглашен 25 января 2013 года в 14 часов30 минут.

Как сообщал портал «Новоросс. info», в переданных в Симферопольский районный суд материалах досудебного следствия по уголовному делу о незаконных раскопках места массовых расстрелов под Симферополем в качестве доказательств фигурируют: перфоратор, металлоискатель, предназначенный для обнаружения изделий из цветных металлов под землей, георадар, ноутбук с программным обеспечением для расшифровки данных этого прибора и 445 грамм марихуаны, изъятые при обыске у Георгия и Руслана Полещуков в Симферополе, а также извлеченные вандалами из-под бетонного саркофага золотые монеты Российской империи: в частности, червонец времени правления императора Александра III и николаевская пятирублевая монета 1900 года выпуска, золотая монета Османской империи достоинством в два дирхема, выпущенная в 1909 году, зубные мосты, коронки и зубы из золота и т. д.

Напомним, что утром 22 апреля 2012 года, перед назначенной на 12 часов посадкой туй и сосен с целью создания Аллеи памяти жертв нацизма на 10-ом километре Феодосийского шоссе, представители крымских еврейских организаций заметили на территории противотанкового рва, залитого в 1987 году 35-сантиметровым слоем бетона с целью защиты от вандалов, – «метрах в трехстах от памятника» – свежие насыпи земли с разбросанными кусками разбитого бетона и человеческими останками.

«Мы сразу же позвонили в милицию и в СБУ. Приехав по нашему вызову, они (сотрудники правоохранительных органов – ред.) обнаружили на этом месте лаз в два метра длиной и метр шириной, который был закрыт присыпанной землей дверью, лежавшей на досках. В этом колодце глубиной около четырех метров мы увидели кости и останки погибших, в том числе и детей, и прорытый внизу шурф в сторону в полтора-два метра длиной», – рассказал в тот день один из активистов еврейской общины Крыма.

На следующий день, 23 апреля, Симферопольским районным отделом милиции по факту незаконного раскопа места массовых расстрелов на 10-ом километре шоссе «Симферополь-Феодосия» с целью поиска золота и драгоценностей было возбуждено уголовное дело по статье 298 Уголовного кодекса Украины (незаконное проведение поисковых работ на объекте археологического наследия, уничтожение, разрушение или повреждение объектов культурного наследия), которое впоследствии было передано в Главное управление МВД Украины в Крыму для проведения дальнейших следственных действий.

Перезахоронение выкопанных мародерами останков жертв массовых расстрелов 1941-1943 годов на 10 километре трассы «Симферополь-Феодосия», сопровождавшееся иудейским религиозным обрядом и православным молебном, состоялось 27 апреля, а 22 мая правоохранители уже задержали троих подозреваемых, которым 25 мая 2012 года по решению Киевского районного суда Симферополя была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

По информации симферопольского краеведа Бориса Берлина, в противотанковом рву на 10-м километре шоссе «Симферополь-Феодосия», до сих пор покоятся останки жертв нацизма – 1768 цыган, расстрелянных 6 декабря 1941 года, 9994 евреев и 3024 крымчаков, расстрелянных в период с 11 декабря 1941 года по 16 декабря 1941 года, 568 пленных советских матросов, которых гитлеровцы в июле 1942 года «заставили пересыпать известью разлагающиеся тела расстрелянных в декабре 1941 года цыган, евреев и крымчаков и потом расстреляли на том же месте», и «300 крымских татар, расстрелянных в октябре-ноябре 1943 года за связь с партизанами».

Согласно полученным от него сведениям, данные о массовых расстрелах цыган, евреев и крымчаков на 10-ом километре Феодосийского шоссе содержатся в документах статистического бюро Симферопольской городской управы за 1941- 1942 годы, а информация о расстреле около 300 крымских татар в том же противотанковом рву в октябре-ноябре 1943 года – в показаниях немецкого и румынского солдат, стоявших в оцеплении во время этих расстрелов, производившихся гестаповцами под личным командованием начальника СД и полиции безопасности генерального округа Таврии-Крыма штурмбанфюрера СС Пауля Цаппа, которые были даны этими двумя военнослужащими на судебном процессе Военной коллегии Верховного Суда РСФСР по уголовному делу в отношении командующего 17-ой армией вермахта генерала Эрвина Энекке и хранятся сейчас в архиве Главного управления Службы безопасности Украины в АРК – фонд №1, дело №2062, том 3.

Местные жители отмечают, что в 1987 году расстрельный ров на 10-ом километре Феодосийского шоссе был покрыт бетонным саркофагом, а рядом установлен пост ГАИ, который, помимо контроля дороги, охранял и мемориал. Сегодня поста ГАИ нет, мемориал никем не охраняется и становится местом варварских действий мародеров.

Вот что писал о гробокопателях, орудовавших в 1980- 1986 годах на месте расстрелов в противотанковом рву на 10-ом километре автотрассы Симферополь-Феодосия, русский писатель-крымчак Александр Ткаченко:

«Почему так много золота оказалось под землей на месте массовых расстрелов в 41-ом, и откуда об этом потом узнали? Ответ довольно прост. При расстрелах присутствовали полицаи из числа местных жителей, которые получили по тридцать лет лагерей за сотрудничество с фашистами. Вернувшись, они шепнули: “Копайте, там есть золото”. Из истории известно, что немцы перед расстрелами полностью раздевали свои жертвы, перед этим обобрав до последнего. Здесь же, на 10-ом км, они почему-то спешили…

Есть много версий, одна из них говорит, что вражеская разведка узнала о предстоящем Керченско-Феодосийском десанте. Именно здесь они расстреливали людей в исподнем, заставляя снимать только верхнюю одежду. Свидетели на судах, из числа полицаев, говорили о горах пальто, тулупов, шуб, курток, которые немцы сдавали потом в комиссионки по всему Крыму. Иногда человек, купивший верхнюю одежду, чувствовал, что в рукаве что-то зашито, вскрывал и находил там золотую монету, кольцо или старинный перстень…

Но самый верный источник – люди – говорят: семейное золото пряталось только в крайних ситуациях в нижнее белье. Так вот: в этом случае перстни и кольца, вероятно, в спешке не снимались. Коронки и золотые мосты…

Вот и получалось, что бывший полицай, после трагедии, через сорок лет, просидев ночь с молотком, отверткой и ножичком в смертельном забое среди человеческих трупов, доставал золото и сдавал в скупку на 70-80 тысяч рублей. Тогда это были громадные деньги. Причем далеко не ходил, а шел в городские ювелирные магазины, и там же у него это принимали. В частности, в ювелирном магазине на улице Карла Маркса в Симферополе.

Когда я листал одно из уголовных дел о преступлениях гробокопателей, я видел эти украшения. Это были вещественные доказательства: золотые мониста, перстни, обручальные кольца, подаренные крымчачкам их мужьями… Были там и сбитые золотые коронки, монеты всех времен, больше, конечно, царских, николаевских.

Тогда же в 86-ом я узнал от следователей, что среди гробокопателей не было ни одного симферопольца. Мародеры были отовсюду, даже с Камчатки специально прилетали…».
Больше аналитики, инсайдерских данных и актуальных новостей читайте в Telegram-канале НОВОРОСС.ИНФО

Просмотров: 2345


Происшествия
ТОП новостей
 Всемирный банк велел «незалежной» Украине повысить тарифы на электроэнергию
Всемирный банк велел «незалежной» Украине повысить тарифы на электроэнергию0 16:55