Авторизироваться


Чужой компьютер





Историческая правда или политическая целесообразность? Часть 2

Крым / Общество / Эксклюзив / Библиотека

Историческая правда или политическая целесообразность? Часть 2
«Новоросс.info» - Продолжаем публикацию работы известного крымского историка и краеведа Валерия Борисова о коллаборационизме в Крыму в период нацистской оккупации и о попытках ряда современных историков и политиков исказить исторические факты об этом явлении.


Об одной частной инициативе крымских татар

Далее Н. СТАРИКОВ, не приведя конкретных доказательств, заявляет о том, что «основные усилия немцы направляли на то, чтобы противопоставить друг другу именно русских и крымских татар». Однако на деле все было не так просто, как указывает уважаемый историк.

Проводимая фашистскими оккупантами политика в области межнациональных отношений в Крыму была далека от примитивизма и ее формы диктовались и корректировались по результатам событий на советско-германском фронте. Так, во второй половине 1943 года, когда возникла реальная угроза освобождения от оккупантов полуострова, в прессе открыто декларировалась дружба и сотрудничество народов, проживающих в Крыму и… немецкого народа.

Так, 29 сентября 1943 года в Бахчисарае в Ханском дворце при большом стечении местного населения и «германских офицеров и солдат» торжественно состоялся мусульманский праздник Ураза Байрам, который «выразился в дружбе и совместном сотрудничестве трех народов: татарского, русского и немецкого. Он вылился не только в национально-религиозный праздник, но явился праздником труда, где лучшие представители крестьян были удостоены высокой награды за свой самоотверженный труд»(20). Среди награжденных немецкими орденами чиновники районного и сельских уровней: три татарина, один грек, один русский или украинец (21).

Что касается открытого этнического противостояния на полуострове, то его инициатива исходила от руководителей и членов националистически настроенных мусульманских комитетов (кстати, в уставе которых не прописаны подобные намерения и действия). Исторический факт разжигания межнационального антагонизма, спровоцированный не немцами, а крымско-татарскими националистами, засвидетельствован документально.

«Так, уже в ноябре 1941 года после организации первых отрядов самообороны, ходили слухи, что татары собираются вырезать русские деревни, и даже кое-где уже режут русское население. Пока это делалось втайне от оккупантов, так сказать в порядке частной инициативы. Однако уже зимой 1942 года руководители Бахчисарайского и Алуштинского мусульманских комитетов обратились к немецким властям с предложением уничтожить всех русских. Известно, что немцы никак не отреагировали на это. Тем не менее, сам факт обращения стал достоянием местного татарского населения, которое на свой страх и риск начало расправляться с русскими. Например, такие этнические чистки имели место в Бахчисарайском районе, а именно: в деревнях Верхний Керменчик и Бия-Сала»(22).

«Несмотря на то, что эти события так и не стали системой, не вызывать тревоги у русских они тоже не могли. И, самое интересное, большинство из них начали склоняться к мысли, что в таком положении виноваты не только и не столько немцы. Один из свидетелей событий оккупации так, в целом, отразил эти настроения:

«Русский человек, – писал он, – в тот момент должен был быть в несколько раз осторожнее... и видеть двух врагов: это фашистов и подавляющее большинство татар, из-за которых погибло много партизан в лесу, подпольщиков и других. Кроме того, татары хотели вместе с немцами... уничтожить русских в Крыму» . Забегая несколько вперед, следует сказать, что такие настроения в среде русского населения сохранились до самого конца оккупации» (23).

Вывод 2. Документы свидетельствуют, что этнические чистки русского населения инициировались и частично были проведены самостоятельно в Крыму частью враждебно настроенных к русским крымских татар.

О «массовости» в партизанском движении крымских татар

Однако далеко не все представители крымско-татарского народа выбрали путь предательства – пишет Н. СТАРИКОВ и приводит, как пример фрагмент радиограммы начальника штаба Южного партизанского движения Селезнева, направленной ближе к весенней̆ кампании 1944 года по освобождению Крыма, в которой он отмечает недовольство местного населения зверствами, грабежами, насилием немцев, их озлобление и ожидание прихода Красной Армии. Далее Селезнев отмечает, «что крымские татары массами переходят в партизаны».

И в этом примере у Н. СТАРИКОВА все та же недосказанность, половинчатость информации, отсутствие анализа цифр.

Факты, полученные от Е.Б. МЕЛЬНИЧУКА, авторитетного историка партизанского движения в Крыму, публициста, автора книги «Партизанское движение в Крыму(1941 – 1944 гг.) Книга 1. Накануне». убедительно свидетельствуют о следующем.

Добровольно записалось в партизанские отряды Крыма после начала Великой Отечественной войны - 1200 крымских татар;

С началом фашистской оккупации в конце октября 1941 года - не вышли сформированные из крымских татар улу-зеньский, ускутский и капсихорский партизанский отряды и группа с. Демерджи предназначенная для 2-го Алуштинского отряда, кроме того до 15 ноября 1941 года полностью дезертировал Куйбышевский (Албатский) партизанский отряд. Всего дезертировало около 400 чел. крымских татар.

В ноябре-декабре 1941 года в партизанах воевало 3880 человек, в том числе крымских татар… — 217 (численное увеличение партизан произошло за счет добровольно присоединившихся к партизанам советских военнослужащих, не сумевших при отступлении пробиться в Керчь и Севастополь).

Известный руководитель партизанского движения в Крыму Н.Д. Луговой сообщает, что к февралю 1942 года во всех партизанских лесах Крыма осталось 80 татар.

В зиму 1942-1943 года в лесу находилось всего 6 крымских татар при численности партизанских отрядов (к концу января 1943 года - 230-260 бойцов, на 1 июня 1943 года – 262, к июлю 1943 года – 227). Все эти 6 крымских татар были в мирное время не просто рядовыми гражданами, а являлись крупными функционерами или ответственными сотрудниками НКВД: Билялов Нафе – председатель Верховного суда КрымАССР, Молочников Мамед – председатель Бахчисарайского районного суда, Кадыев – сотрудник НКВД Судакского района, Муратов – сотрудник НКВД, Ашеров – председатель сельсовета или колхоза, Мустафаев – секретарь Крымского обкома ВКП(б)(24).

До октября 1943 года численность крымских татар увеличивалась только за счет присылки с Большой земли кадровых резервов Крымского обкома партии и к октябрю 1943 года всего составляла 40 человек.

С конца октября 1943 года численное увеличение партизанских отрядов крымскими татарами обеспечивалось за счет перехода местных жителей (примерно 50%) и столько же бывших коллаборантов, боровшихся с партизанами с оружием в руках и к январю 1944 года их общее количество составило 598 человек.

Следует отметить, что за весь 1941, 1942 годы и 8 месяцев 1943 года ни один крымский татарин из местного населения в партизанские отряды не пришел. Всего за это время пополнение партизанских отрядов осуществлялось из русских сел зуйского и карасу-базарского районов, всего - 100 чел.

На 15 января 1944 года в партизанских отрядах Крыма воевало крымских татар в Восточном и Северном соединениях – 97 чел., Южном - 501 чел.

Всего на ту же дату во всех партизанских лесах Крыма сражалось:

- русских — 1944 чел., украинцев – 348 чел., белорусов - 22 чел. татар - 598 чел., армян - 69 чел., грузин - 134 чел. и представители других национальностей.

Наконец, согласно справке о партийном, национальном и возрастном составе партизан Крыма на апрель 1944 года, среди партизан было: русских - 2075, татар - 391, украинцев - 356, белорусов - 71, прочих – 754(25).

Н. СТАРИКОВ по неизвестным причинам приводит в качестве иллюстрации массовости и масштабности участия крымских татар только численность крымских татар Южного соединения – 501 чел. Взятая сама по себе эта цифра впечатляет. Однако…

Историческую правду о количественном участии крымских татар в партизанском движении и коллаборационизме раскрывает спокойный и взвешенный анализ (по выражению Н, СТАРИКОВА) подтвержденных цифр (на апрель 1944 года в партизанских отрядах воевал 391 крымский татарин). В вооруженных же формированиях Германии крымских служило 15 000 – 20 000 чел. Уменьшение численности крымских татар в партизанских отрядах на завершающем этапе борьбы за освобождение Крыма, видимо, связано с их оттоком из партизанских отрядов в связи с интенсификацией военных операций 17-й немецкой армии против партизан.

Вывод 3. Факты, цифры и простой математический расчет свидетельствуют, что в партизанских отрядах Крыма в апреле 1944 года крымских татар воевало в среднем в 45 раз меньше, чем татар верой и правдой служивших фашистской Германии(26).

Когда небрежность недопустима.


В качестве примера зверств фашистов Н. СТАРИКОВ приводит факт сожжения жителей татарской деревни Улу-Сала (ныне Синапное) на территории Бахчисарайского района, однако численность жертв указывает неверно. Не 34 человека заживо сожженных, а - 36. По этому поводу 22 декабря 1943 года партизанами, вступившими в деревню, был составлен акт эксгумации жертв гитлеровского террора, согласно которому опознано (пофамильно) только 25 человек. Акт составлен и подписан десятью членами комиссии с участием партизан и жителей деревни при 120 свидетелях – оставшихся в живых жителей села. Так что и в мелочах, особенно касающихся сохранения исторической памяти, небрежность недопустима, добросовестный исследователь обязан быть точен.

Зачем мирным крымским татарам оружие

По факту депортации крымских татар Н. СТАРИКОВ приводит достаточно подробные выдержки из Постановления Государственного Комитета Обороны от 11 мая 1944 года № 5859-сс, касающееся принудительного выселения крымских татар, а также текст телеграммы на имя народного комиссара внутренних дел СССР Л. БЕРИИ от 20 мая 1944 года, направленной из Симферополя. В этом документе были подведены итоги выселения. Однако и его Н. СТАРИКОВ не посчитал нужным проанализировать с задекларированных им позиций «говорить правду, то говорить ее всю».

А ведь последний документ является ценным свидетельством, касающимся изъятого уже в глубоком советском тылу при выселении крымских татар (в жилых домах, жилых усадьбах, на территориях населенных пунктов) оружия. Количество изъятого у крымских татар во время операции по выселению оружия согласно заключительному донесению наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии И.В. Сталину и В.М. Молотову об окончании операции по выселению татар от 20 мая 1944 года № 495б(27), составляло минометов – 49, пулеметов – 622, автоматов – 724, винтовок – 9888, боеприпасов – 326 887 шт.(22)

Численность конфискованного у мирного татарского населения стрелкового оружие таково, что им можно сполна вооружить более трех немецких пехотных полков вермахта - Infanterie Regiment (28). Вопрос к уважаемому историку Н. СТАРИКОВУ: возможно ли было бы проведение Ялтинской (Крымской) конференции союзных держав (4-11 февраля 1945 года) без осуществления превентивных мер безопасности в условиях военного положения в стране?

Снимал ли со всех крымских татар обвинения в коллаборационизме указ Президиума ВС Союза ССР от 5 сентября 1967 года

По цитируемым документам Н. СТАРИКОВ избегает делать выводы. Его мнение о принудительном выселении народов Крыма спрятано внутри текста статьи, заключено в трех строчках текста, представляет собой дежурную фразу: «оценивая эти события, нужно понимать, в каких условиях принимались решения, какая жестокость творилась вокруг нацистами и их пособниками и в какой страшной войне участвовала наша страна».

Оценивать с каких конкретно позиций? Как нужно понимать? Какие цели преследовало выселение? Как подобные ситуации разрешались союзниками по коалиции и в целом после поражения фашистской Германии в Европе и после установления новых границ в ее восточной части. На эти и другие важные вопросы Н. СТАРИКОВ ответов не дает и ближе к концу статьи ссылается на указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года, «который снимал с крымских татар обвинения в коллаборационизме». То есть согласно этой «правдивой» фразы Н. СТАРИКОВА следует, что в среде крымских татар никакого коллаборационизма и не было!

А вот это уже ложь! Читаем оригинал текста этого документа (29): «После освобождения в 1944 году Крыма от фашистской оккупации факты активного сотрудничества с немецкими захватчиками определенной части проживающих в Крыму татар были необоснованно отнесены ко всему татарскому населению Крыма. Эти огульные обвинения в отношении всех граждан татарской национальности, проживающих в Крыму, должны быть сняты…»

То есть никто не снимал обвинения с определенной части проживающих в Крыму татар в активном сотрудничестве с немецкими захватчиками (коллаборационизме). Фантазии на эту тему Н. СТАРИКОВА, вызванны, видимо, «политической целесообразностью».

А не являются ли подобные измышления одной из форм спекуляции на истории? И не поэтому ли автор изъял из статьи 2017 года (1) не только это понятие, но и угрозу последствий от него, чтобы не быть уличенным? Вот текст изъятого отрывка, присутствующий в преамбуле публикации 2016 года(2). Сказано пророчески, поэтому запишем его в выводы.

Вывод 4. Н. СТАРИКОВ: «Спекуляции на истории – это самый страшный вид спекуляций. Потому что итогом таких действий становится рост ненависти. А итогом ненависти может стать новая война или новый конфликт. Поэтому правило такое: хочешь мира и дружбы — не давай спекулировать на истории, хочешь посеять будущую войну — немедленно начинай педалировать тему, искажать факты и нагнетать эмоции».

Провокаторы, враги народа. Какую историю только помнить и о какой только говорить

Теперь пришло время разбора названия статьи Н. СТАРИКОВА и заключения публикации. Почему именно в такой связке? Предполагаю, что они по мысли автора должны находится в смысловом, тематическом, структурном единстве и дополнять друг друга.

«Н.Н. Стариков: Провокаторы используют историю…

Сегодня пытаться разжигать ненависть русских и татар могут только враги. Враги народа – в полной мере, потому, как страдания и кровь в новых конфликтах всегда выпадают на долю народа. А кто может желать своему народу войны и страданий? Только враг…

Но надо ли помнить историю? Конечно. Но только говорить надо о том, что нас сближает, делает нас сильными и наполняет гордостью. А страшные страницы? Были. Но прошли. Закрыты. Ошибки признаны, преступления осуждены. Точка».


Н. СТАРИКОВ задекларировал попытку рассказать правду о выселении крымских татар «и как это осуществлялось». «Правду сказать важно – спекуляций на эту тему много» - пишет автор, и добавляет: «что конечной целью спекуляций на этой теме Киева и Вашингтона с Брюсселем является организация в Крыму кровопролития». Однако, как показал анализ статьи рассказать правду по заявленной теме и с заявленных позиций «говорить правду, то говорить ее всю», не удалась.

Поэтому название статьи получилось - голословное, а заключение – неаргументированное. Понятие, выраженное словом «провокаторы» (кто они, как действуют) в статье не раскрыто, встречается только один раз в названии и нигде более в тексте его нет, как и его синонимов: подстрекатели, агенты, зачинщики и т.д.

В заключении же фигурируют газетно-плакатно-революционные словосочетания «враги народа», «только враг…» Но назвать конкретно, а кто же этот враг, какие политические силы, в том числе в Крыму враждебны государственности, какие силы противодействуют сохранению и передаче от поколения к поколению исторической правды, кто вымарывает историческую память, уничтожает символы великих прошлых эпох, занимаясь их подменой, кто и как содействует этим негативным процессам, автор не смог или не захотел.

Вымарывание исторической памяти, как «политическая целесообразность»

В то же время Н. СТАРИКОВ высказал свое мнение по поводу истории: надо ли ее помнить? «Конечно» - заключает автор. И тут же предлагает ее выхолостить: «Но только говорить надо о том, что нас сближает, делает нас сильными и наполняет гордостью».

То есть помнить историю разрешается, но говорить о всех ее страницах – ни-ни! Только исключительно выборочно. Как же тогда ее всю без утрат сохранять, и передавать последующим поколениям россиян, если будет действовать «стариковская» селекция на историческую память? Тогда и государство не сможет выполнять заявленную им социальную функцию сохранения исторической памяти!

«А страшные страницы? Были. Но прошли. Закрыты. Ошибки признаны, преступления осуждены. Точка.» - безапелляционно заключает свое сочинение Н. СТАРИКОВ. После прочтения последних напыщенных, и нелепых фраз, недостойных серьезного историка, каким себя позиционирует Н. СТАРИКОВ, вспоминаются художественные параллели известной антиутопии Джоржа ОРУЭЛЛА «1984».

В целом о публикации Н. СТАРИКОВА

Вывод 5. Публикации, касающиеся сложных вопросов истории и межнациональных отношений, способных отрицательно повлиять на устои государства Российского, способные раскачать ситуацию, в том числе и в Крыму, не должны быть декларативны и небрежны. Они обязаны быть тщательно проработаны, выверены, отвечать требованиям объективности, логичности и точности излагаемого материала, а также соответствовать исторической правде. Запретов в свободном демократическом обществе, в котором мы живем, на освещение в СМИ, научной и научно-публицистической литературе любых страниц истории (какие бы они не были: жестокие, страшные, кровавые), быть не должно.

Лучшим выводом о публикации Н. СТАРИКОВА (и одновременно вопросом к нему) является проникновенное четверостишье поэта Анатолия ЖИГУЛИНА из его стихотворения «Правда»:

Кто додумался правду
На части делить
И от имени правды
Неправду творить?

Вывод 6. «Дезертиры, предатели, перебежчики. Тема эта острая и сложная, но говорить о ней все надо, иначе не понять все происходившее в Крыму в годы войны, да и последующие события тоже». (Сермуль А.А. – комиссар 6-го партизанского отряда 4-й бригады Южного соединения партизан Крыма(30).


ПРИМЕЧАНИЕ

20. Ижевский Г. Ураза Байрам. Голос Таврии. № 119 от 06.10. 1943. С. 3.

21. Ижевский Г. Цит. статья. Там же.

22. Романько О.В. Немецкая оккупационная политика на территории Крыма и национальный вопрос (1941-1944). Монография. Симферополь. 2009. С.186.Ссылка 331 на ГААРК, ф. П-156, оп.1, д.31, л.62; д.38, л.87. .http://militera.lib.ru/research/0/pdf/romanko_ov04.pdf

23. О.В. Романько. Немецкая оккупационная политика… Цит. соч. С. 186. Ссылка на цитату свидетеля (332) - ГААРК, ф. П-156, оп. 1, д. 158, л. 7.

24. Сермуль А.А. 900 дней в горах Крыма. Устная история XX век глазами очевидца. – Воспоминания комиссара партизанского отряда. Симферополь. Сонат. 2004. Раздел «Дезертиры, предатели, перебежчики».

25. Широкоград А.Б. Четыре трагедии Крыма. Глава 13.Крым при оккупантах. http://www.krimoved-library.ru/books/chetyre-tragedii-kryma26.html

26. Если сравнить численность крымских татар в партизанских отрядах в зиму 1942-1943 годов – 5 чел. и на 15 января 1944 года – 598 чел. (в 120 раз больше !), то можно согласиться с информацией начальника штаба Южного соединения партизан Крыма об их массовом переходе в партизаны.

27. Донесение наркома внутренних дел Л.П. Берии И.В. Сталину и В.М. Молотову об окончании операции по выселению крымских татар http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1022340

28. http://922polk.ucoz.ru/publ/knigi/struktura_pekhotnoj_divizii_vermakhta_1939_45_gg/3-1-0-22

29. Указ Президиума Верховного Совета СССР «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму» от 05 09. 1967 г. http://old.iea.ras.ru/books/09_KRIM2/120220041220.htm

30. Сермуль А.А. 900 дней в горах Крыма. Цит. соч. Раздел «Дезертиры, предатели, перебежчики».


Валерий Борисов

Заслуженный архитектор Республики Крым,
Почетный гражданин города Бахчисарая
Просмотров: 337 Комментариев: 0

Комментарии:
>> Оставить комментарий <<

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Происшествия
ТОП новостей