Авторизироваться


Чужой компьютер





Итоги «незалежности»: Две двойки

Политика / Эксклюзив

Итоги «незалежности»: Две двойки
Советский Союз, разорённый самой кровопролитной войной ХХ столетия даже в условиях «холодной войны, опередив США, через 16 лет после Победы отправил человека в космос. Одна из самых экономически развитых республик бывшего СССР, получив независимость, за два с небольшим десятка лет не только не продемонстрировала развития, но и утратила большую часть доставшегося ей советского наследства.

О том, как и почему это произошло, в преддверии 22-летия украинской независимости рассуждали за виртуальным круглым столом ведущие крымские эксперты.

- Давайте вспомним, как всё начиналось и с позиций сегодняшнего дня выявим самые главные ошибки того времени, последствия которых негативно сказались впоследствии и помешали строить нормальное демократическое государство. Ведь о «европейском выборе» говорили уже тогда. Почему же не «европеизировались»? Что в украинском государственном проекте было «не так» с самого начала?

Денис Батурин

- Ряд ошибок были заложены в программном коде. Из таких ошибок - преобладание неформальных правил над формальными, то есть законами, что эволюционировало в корпоративную и профессиональную поруку, и в частности, вылилось во «врадиевский синдром». Партийная система, получившая старт как инструмент личной презентации с ограниченной функцией - попадание и присутствие во власти, ещё одна системная ошибка. Партии продавали, партиями торговали, партии с трудом выполняют функции воспитания элиты, в итоге система приобрела симулятивно административный характер. Реальная политическая партийная борьба возникла в процессе организации и проведения досрочных выборов 2007. Эта ситуация дала толчок а укрупнению и укреплению партий.

Борис Васильев

- Сам замысел создания украинского государства, исходя из исторического опыта, был обречён на провал. Не было для этого предпосылок и возможностей, как их нет и сейчас.

Денис Батурин

- Государство есть. У этого государства уже есть исторический опыт. Это факт. И действующий президент обеспечивает его независимость своей политикой в большей степени, чем его предшественники. К сожалению для граждан и к счастью элиты, не было приложено никаких усилий для формирования гражданского общества. Поэтому «мы живём, под собою не чуя страны», ругаем власть, не хотим брать на себя ответственность даже за порядок в своём дворе. И «оранжевая революция» только усугубила это состояние.

Николай Кузьмин

- Чтобы построить «нормальное демократическое государство» надо, как минимум, этого хотеть. А кто у нас хотел этого в начале 90-х? Когда обещали, что будем жить «как во Франции» - это понималось населением только как уровень материального благосостояния. Перекрасившаяся компартийная элита хотела только сохранения своей власти. Им, как и новым представителям правящего класса, «нормальное демократическое государство» абсолютно было не нужно. Никто чётко не понимал чего он хочет и «методом тыка» вышли на сегодняшнее состояние.

Наталья Киселёва

- Самая большая ошибка построения независимого украинского государства - это способ этого построения. Бизнес на национализме. Путь в никуда.

Виктор Харабуга

- Если говорить о независимой Украине как проекте, то я бы мог сказать, что прошло почти четверть века с момента её образования. Это – серьёзный срок, достаточный для развития, как экономики, так и политической системы государства. Например, если сравнивать с СССР, который возник в результате краха Российской империи, то за аналогичный период (если брать с 1920-го по 1941-й год) мы наблюдаем колоссальный рост экономики на этих территориях. Суровыми методами, за счёт благосостояния людей, за счёт перенапряжения сил, но, тем не менее, к 22 июня 1941 года только крупных и средних предприятий было уже около восьми с половиной тысяч построено. Если провести параллель с Украиной, то мы, напротив, видим регресс – падение экономики.

Переход к якобы рыночной экономике и изменение формы собственности с государственной на частную не обеспечили обещанный «бурный рост» экономики. За 22 года никакого серьёзного роста экономики, её совершенствования, перехода на новые технологии мы не увидели. Наоборот мы видим использование старых ресурсов и минимальное их обновление. В металлургии, химической промышленности, энергетике (50% электроэнергии дают советские АЭС). Для Украины чрезвычайно важный момент – обеспечение энергосбережения. И практически ничего не сделано в этом плане.

Себестоимость украинской продукции напрямую зависит от импортируемых энергоносителей. А их нет. Соответственно, экономка не может развиваться эффективно. Машиностроение как отрасль практически рухнуло на Украине. Я уже не говорю о том, что около 600 заводов остановились. В сельском хозяйстве мы не видим успехов. Расчёт на то, что появятся какие-то передовые фермы и завалят высококачественной сельхозпродукцией всю Европу, тоже не оправдался.

Раз нет успехов в экономике, то не может быть успехов и в социальной сфере. Если нет экономического роста и притока капитала, как обеспечить поступления в бюджет, кроме как сдиранием налогов с населения? Кто будет развивать сферу здравоохранения, усиливать сферу образования? Эти сферы тоже деградируют, в основном. Социальные гарантии сокращаются. Соответственно наблюдается снижение рождаемости, сокращение населения, отток рабочей силы за пределы государства. То есть с экономической и социальной точки зрения проект Украина не удался.

Украина не смогла интегрироваться в европейское экономическое пространство, потому что продукция наиболее передовых наших отраслей там не нужна. Они рассматривают Украину как поставщика - не сырья, поскольку сырья своего у неё практически нет кроме разве что железной руды, – а как поставщика полуфабрикатов. То есть «грязные производства» химической, металлургической промышленности остаются у нас, а они получают достаточно дешёвый полуфабрикат – за счёт крайне низкой оплаты труда у нас по сравнению с европейскими странами. Вот за счёт этого какая-никакая конкурентоспособность украинской продукции (в локальных сферах) обеспечивается. Но при условии низких цен на энергоносители. «Транзитной державой» по мере строительства обходных газопроводов Украина тоже постепенно перестаёт быть. Ряд портов Украины, которые при СССР были «конечными» портами и могли неплохо развиваться, в настоящее время деградируют. Зато порт в Новороссийске развивается. Вот вам картинка экономическая.

С точки зрения формирования политической системы – мы видим, как она меняется чуть ли с каждыми выборами. Конституцию заведомо были вбиты моменты, которые не сглаживают, а обостряют противоречия между регионами. Идёт навязывание духовности Западной Украины всей остальной Украине – через центральные органы власти волна то нарастает, то спадает. То есть, ничего хорошего в этом плане мы тоже не наблюдаем.

Владимир Джаралла

- Украина изначально возникла как возможность местной правящей элиты освободиться от государственного контроля и установить господство над ресурсами. Национальная идеология рассматривалась как идеологическое обоснование этого захвата. Был шанс совершенно необычного поворота событий, если бы было принято решение о двойном гражданстве и русском языке как государственном, наряду с украинским. В этом случае возникло бы, на первом, определяющем этапе, единство, которое обеспечило бы развитие новой страны по пути общественного согласия. Но все оказалось и банальнее, и проще, повторив путь стран бывшего СССР, по счастью, без кровавых гражданских конфликтов. разумеется, важным фактором была и остаётся позиция запада, рассматривающего независимую Украину как препятствие к воссозданию единой страны. для поддержания этого была реализована концепция «мягкой силы». Россия, оказавшаяся в границах семнадцатого века, преодолевая внутренние проблемы, ищет способы либо взаимодействия, либо давления на южного соседа.

До последнего времени Украина могла ещё пользоваться наследием бывшего СССР, технологическим, научным, производственным, но в настоящее время эта возможность исчерпана, а понимание будущего отсутствует вовсе. И речь не о конкретной власти в различные периоды, а об отсутствии в принципе понимания страны, общества, на фоне моральной деградации. Выход из этого экзистенциального тупика неизвестен.

Анатолий Филатов

- Если рассматривать украинский проект как кальку австрийского, многое станет понятно.

При рассмотрении происхождения названий современных государств можно выделить две основные категории – государства, названия которых формировались исторически и, как правило, связаны с доминирующим государствообразующим этносом и государства с придуманными названиями в соответствии с политическими целями и задачами. Поэтому мы можем говорить об исторических названиях государств и политических. Примерами первых являются Россия, Франция, Германия, Польша, Греция и т.п. Политические названия были даны СССР, США, Боливии, Колумбии, Румынии, Австралия и др. К числу последних могут быть отнесены Австрия и Украина. Имея целью рассмотреть узловые пункты формирования названия «Украина», я об этих двух современных государствах и хотел бы поговорить. И объяснить, почему Украина сравнивается и даже связывается с Австрией, а, допустим, не с Боливией или Гондурасом. Начнём с Австрии.

В Австрии, и когда она была эрцгерцогством, и когда стала империей, и позже при республиканской форме правления, доминирующим государствообразующим этносом были немцы. И современные австрийцы, т.е. граждане Австрии, это этнические немцы (южные), разговаривающие на австро-баварском диалекте немецкого языка.

Австрия – на немецком языке Osterreich – означает восточная страна (на древненемецком Ostarrichi). До 1804 г. Австрия в статусе эрцгерцогства входила в состав Священной Римской империи германской нации и действительно была восточной окраиной этого, иногда мощного, государственного образования, просуществовавшего почти что 850 лет – с 962 по 1806 гг. В 1804 последний император Священной Римской империи Франц II принял титул императора Австрии, чем собственно, не только начал историю Австрии как отдельного суверенного государства, но и положил конец существованию Империи германской нации. Совершенно очевидно, что в рамках одной империи другая существовать не может. А именно так получилось в 1804 г., когда эрцгерцогство Австрия, бывшая частью Священной Римской империи германской нации, стала также империей, сохранившей свое предыдущее эрцгерцогское название. Видимо, так было проще сделать в той политической ситуации. Хотя, спустя полвека такое решение Австрии аукнулось проигранной в 1866 г. Пруссии войной за германское наследство. Подданные Австрийской империи, будучи этническими немцами (германцами), но называясь австрийцами – osterreicher, – потеряли моральное право на Германию. В то время как в Королевстве Пруссия в середине XIX в. культивировался германский дух и подданные прусского короля никогда не называли себя пруссами или пруссаками, а только германцами (немцами). Во многом и поэтому Германия во второй половине XIX века осталась за Пруссией, а не за Австрией.

Если говорить об Австрии XIX в. с позиции этнической оценки, то фактически со второй половины этого столетия предпринимаются попытки формирования новой австрийской нации. Не наша задача сейчас анализировать этот процесс и его выход в двадцатый век, мы можем просто зафиксировать этот факт. Нас интересует даже не сам этот австрийский опыт, а роль Австро-Венгерской империи, такой формат Австрия обрела в 1867 г., в формировании ещё одной новой европейской нации XIX века – украинской.

Именно в имперской канцелярии Франца-Иосифа во второй половине XIX в. был разработан проект по созданию Украины как нерусского государства и закрепить её в составе габсбургской монархии. Австрийцы учли неудачный опыт Польши, которая пыталась ополячить русинов, и сменили акценты на формирование этно-территориальной общности. Для этой цели, в частности, австрийцы активно поддерживали деятельность культуртрегерской организации украинства «Просвиты». Надо сказать, что этот проект стал успешным. Об этом говорит существование и современного украинского государства, и укоренившийся среди южных русских этноним «украинцы».

Однако следует помнить, что проект создавался не столько для украинцев, а точнее, вовсе не для них, а для Австро-Венгерской империи. Поэтому для украинства, для обоснования его природности и историчности в этом проекте была заложена «мина замедленного действия». Эта «мина» начинает срабатывать тогда, когда Украина пытается суверенизироваться в отдельное этническое государство. – Как Австрия оказывается не в состоянии обосновать свои претензии на германское наследство, так и Украина не может обосновать свою преемственность тысячелетней исторической русской социокультурной традиции, берущей начало даже не с Великого Киевского княжества, а с Ладоги и Новгорода Великого. К слову сказать, столь нелюбимая современными адептами политического украинства поговорка «Киев – мать городов русских» явно выглядит незаконченной потому, что в ней не хватает упоминания об отце. А, как известно, в нормальном природном процессе детей без отца не бывает. Поэтому поговорка, безусловно, требует дополнения: «Киев – мать городов русских, а Великий Новгород – отец». Вот этого наследия украинский проект Австрии оказывается начисто лишённым. Потому украинцы – это новый этнос, создаваемый по политическим мотивам и по своим проектным установкам изначально враждебный русской нации во всех её проявлениях – великорусском, белорусском и югорусском.

Украинцы, как они не стараются, в своей истории глубже конца XIX века опуститься не в состоянии, а как только они пытаются такое сделать, так сразу оказываются в русской традиции и русской истории, будь то Богдан Хмельницкий или князь Разумовский, или даже Мазепа, который все-таки был русским коллаборационистом, а отнюдь не украинским. И отсюда его судили по русским правилам, а не по правилам его европейского покровителя шведского короля Карла XII.

Кстати, как не парадоксально, но название книги бывшего украинского президента Л. Кучмы «Украина не Россия» приобретает совершенно иной смысл, нежели закладывался её авторами. То есть ее можно прочитать так, что Украина не Россия, а европейский проект в австрийской редакции как раз и подготовленный для того, чтобы увести значительный южно-русский фрагмент Русского Мира в иной культурно-цивилизационный контекст. Но её можно прочитать и таким образом, что Украина действительно не Россия, а мифологема, продуцирующая этническую химеру. Раз уже я вспомнил об этой книге, то не могу не заметить, что она удивила не столько тем, что ее написал человек, который в 1994 году избирался в президенты совершенно с иными декларируемыми принципами и говорил на русском языке о своей преданности общероссийской культуре и традиции, а более всего изданием ее в 2004 году массовым тиражом в Российской Федерации и абсолютно нулевой реакцией государственного руководства РФ на это провокационное издание.

Исходя из отмеченного, совершенно некорректно, как минимум с научной точки зрения, говорить о каком-либо русско-украинском единстве и общности. Возможно (и необходимо!) говорить о югорусском/малороссийском и великорусском братстве и общности в рамках единого для них Русского Мира. Понятно, что современные адепты украинского проекта и, прежде всего, украинские политики никогда не примут очевидные факты и будут использовать все доступные приёмы, в т.ч. манипуляционные, чтобы представлять историчность украинства. Вопрос должен быть адресован не им вовсе, а русскокультурному сообществу, прежде всего учёным, которым следует начать системную работу по демифологизации украинства и, буквально, требовать от политиков корректности в использовании понятий, характеризующих затрагиваемую тему.

- Часто приходится слышать об утраченных Крымом возможностях - не до конца реализованных результатах референдума 20 января, не проведённом референдуме о статусе автономии, односторонних силовых актах Киева в 1995-м и т.д. Ну и о «макеевском десанте», разумеется, тоже. Могло ли быть как-то иначе, могли ли наши региональные лидеры воспользоваться потенциалом более разумно и, если да, то что могло бы из этого получиться? Отмечу, что только сейчас, отношения между Киевом и Симферополем наладились. При Кравчуке, Кучме и Ющенко они были хуже. Но мы все равно не довольны. Ведь так? Так давайте оценим, какие варианты у нас были, которые мы упустили?

Виктор Харабуга

- Коли Крым входит в состав унитарного государства Украина, то проводить какую-то собственную экономическую политику он не может. Заводы в северной части Крыма превратились в «доходную курочку», правда, не для государства, а для бизнесменов. И они приносят прибыль не Крыму, разумеется. То есть, берётся советское вредное производство, чуть «подшаманили» его, и группа Фирташа или какая-либо другая, это не принципиально, начинает получать прибыль. Для конкретных людей это выгодно. Как здесь может влиять на что либо крымское руководство? Да никак не может. Разве что получать взятки с того или иного бизнесмена за то, что, к примеру, закрывает глаза на «грязные выбросы» либо за предоставление куска земли по ведение бизнеса и т.д. «туристической Меккой» Крым был только в замкнутой советской системе. Сегодня вон даже в Хургаде этой египетской показывают туристов из Свердловска – несмотря на волнения, они едут туда. Это вполне понятно. Поэтому Крым ориентируется на нищего украинского туриста и на нищего российского. Здесь есть богатые отели, но нет абсолютно инфраструктуры. За 22 года ничего не вложено в развитие инфраструктуры. Если в советское время проводились колоссальные берегоукрепительные работы, то сейчас в лучшем случае киоск поганый поставят на набережной – и всё. Посмотрите на Новофёдоровку, Любимовку – скопище мелких предпринимателей пытается выжать, причём не вкладывая ничего, из каждого метра пляжа всё возможное. А там хоть трава не расти.

Автономия, она на экономическую сферу никак не распространяется. И Крым в этом плане ничем не отличается от, скажем, Донецкой или Полтавской области. Достаточно вспомнить идиотский закон Украины, который требует, чтобы налоги выплачивались там, где находится головной офис. То есть, в Киеве. А не в Симферополе. Законодательство унитарного государства держит за горло все региональные образования, включая крымскую автономию. Поэтому все псевдоэлиты крымские (а теперь они уже и не совсем крымские) выстраивают свою позицию, ориентируясь на Киев. Задача каждого бизнесмена – максимальное личное обогащение, а не развитие региона. Это закон прибыли и рынка.

А всё остальное должно делать государство, регулируя деятельность бизнеса с учётом необходимости развития региона, а не отдавая регион ему на разграбление.

Субъективный фактор играет свою роль – покойный Джарты, к примеру, имея по вертикали хорошие связи с центром, мог добиться каких-то там преференций – капиталовложений, перераспределения ресурсов и т.д. Сейчас это всё через центр и происходит.

Анатолий Филатов

- С осени 1994 года происходит системная деавтономизация Крыма, которая выражается юридическим запретом деятельности крымских партий, как публичной площадкой для выражения именно крымского мнения, виртуальной по ряду принципиальных моментов конституцией полуострова; тотальным и во многом предвзятым контролем автономных полномочий Симферополя со стороны Киева, и все это – вместо законодательного разграничения полномочий; ставками крымских персонализированных политических игроков на внешнюю поддержку и, главное – в фактическом отсутствии реальной внутренней социальной политики в интересах граждан республики.

В Крыму сохраняется территориальная раздробленность. По-прежнему не решена проблема воссоединения Крыма. Севастополь де-юре и все более фактически выпадает из крымского социума, по этому пути движется и «курортная столица» – Ялта. Неоднократно анонсированная политическая реформа, которая включает в себя изменения административного устройства Украины, окончательно территориально и, видимо, политически, несет угрозы полного разрыва полуострова Тавриды.

1. В Крыму существуют организации, которые открыто игнорируют нормы формирования общего политического пространства. Например, так называемый «меджлис-курултай» до сего дня является юридически незарегистрированной организацией, претендующий на роль единственного представителя татарской этнической группы в Крыму. Более того, на основе провозглашенного им сомнительного тезиса о «коренном народе» «меджлис» явочным порядком, произвольно самоопределяется в качестве государствосозидающего института и фактически уже сейчас возлагает на себя функции органа этнократического государства. Такая позиция ведет к дезинтеграции нашей республики и препятствует созданию политического пространства в Крыму.


2. Запрет в 1996 году государственными органами Украины деятельности крымских политических партий способствовал разрушению цельного общественно-политического пространства в Крыму. В то же время политически деструктивная деятельность «меджлиса» не только не встречает надлежащей оценки со стороны украинских государственных органов, но и находит фактическую поддержку, выраженную, в частности, образованием моноэтнического «Совета представителей крымско-татарского народа при Президенте Украины». Поддержка действующим законодательством и государственными службами лишь общеукраинских политических организаций в Крыму также деформирует крымское политическое пространство тем, что заставляет крымские политические силы камуфлировать свою деятельность. Все это, в конечном итоге, «загоняет болезнь внутрь».

3. Статус Крыма постепенно трансформируется в автономную область, которая при существующем негативном положении дел, это уже отчётливо видно, будет создаваться и функционировать в нарушение общегражданских европейских принципов – по этническому признаку. Для этого уже много сделано и делается. Ещё 21 сентября 1994 года в Конституцию Украины были внесены изменения, которые давали возможность Верховному Совету Украины досрочно прекращать деятельность Верховного Совета Крыма. После этого последовали конкретные действия. 17 марта 1995 года в соответствии с «Законом Украины о политической и правовой ситуации в АРК» была отменена Конституция Республики Крым и упразднена должность Президента Крыма. Впоследствии, 21 октября 1998 года, была принята другая Конституция, теперь уже Автономной Республики Крым.

Фактически это есть не Конституция, а Устав автономной области. Вот некоторые его положения:

– любой нормативно-правовой акт ВС АРК может быть приостановлен Президентом Украины, если тот (субъективно) увидит в нем противоречия Конституции Украины;

– Совет Министров АРК и его высшие должностные лица односторонними киевскими нормативными актами подконтрольны Кабинету Министров Украины;

– назначение на должность и отставка председателя Совета Министров АРК должны быть согласованы с Президентом Украины;

– председатели местных государственных администраций сельских районов полуострова при осуществлении своих полномочий ответственны лишь перед Президентом и Кабинетом Министров Украины

– главные управления внутренних дел, службы безопасности, прокуратуры, налоговой инспекции в Крыму непосредственно выведены из подчинения органов управления республики и полностью, в нарушение европейских норм, подконтрольны соответствующим структурам в Киеве; ни ВС АРК, ни Совмин не в состоянии даже участвовать не только в назначении, но даже в согласовании начальников этих управлений;

Острая тема – собственность республики, то, из чего должен формироваться, по нашему мнению, не только бюджет «проедания», но и бюджет развития. Напрочь игнорируется само право Крыма (закреплённое законодательно) на формирование одноканального республиканского бюджета;

К этому можно добавить вообще курьезное положение украинских законотворцев, в соответствии с которым Верховный Совет Крыма должен именоваться в русской редакции так же, как и в украинском языке – «Верховной Радой».

В своём «реформаторском раже» украинские депутаты даже не вторглись, а вломились в сферу лингвистики, переплюнув всех вместе взятых глуповских градоначальников М. Салтыкова-Щедрина. Вот уж посмеялся бы великий русский сатирик над такими казусами! Да и другой великий русский писатель Н. Гоголь вряд ли бы остался безучастным к подобным несуразицам, с учётом его любви и высокой оценки русского языка. Хотя это замечание и похоже по форме на «лирическое отступление», однако и в этом факте явно просматривается определённая «западенская» технология разложения автономного статуса Республики Крым.

Отмеченные препятствия формированию общего и открытого политического пространства в Крыму не только способствуют распространению дезинтеграционных тенденций в обществе, но и порождают условия для потенциальных социальных конфликтов. В этом же плане следует рассматривать политику руководства Верховного Совета и Совета Министров Крыма. Деятельность этих органов сегодня ориентирована, в основном, в соответствии с интересами центральных украинских государственных структур и, в известной степени. Фактически, ни одну политическую силу, реализовавшую или реализующую властные полномочия в Крыму невозможно назвать прокрымской.

Исходя из отмеченного, необходимо:

– Президенту Украины Виктору Януковичу, депутатам Верховных Советов Украины и Крыма начать работу по подготовке и заключению Договора о разграничении полномочий между Автономной Республикой Крым и Украиной,

– Верховному Совету Украины восстановить действия Закона Украины о крымских республиканских (региональных) партиях, отменённого в 1996 году,

– депутатам Верховного Совета Автономной Республики Крым и Севастопольского городского совета начать процедуру по восстановлению административно-территориальной целостности Республики Крым, которая существовала в первой половине 90-х годов XX века.

Договор о разграничении полномочий между Автономной Республикой Крым и Украиной должен содержать в качестве основных следующие положения:

– принцип субсидиарности и делегирования полномочий, позволяющий строить отношения региона (Крыма) и центра с учётом международной (в том числе европейской) практики регионализма и демократических норм современного государственного права;

– право Верховного Совета АР Крым принимать республиканские (региональные) законы;

– право Верховного Совета АР Крым готовить законопроекты для обязательного рассмотрения Верховным Советом Украины (право законодательной инициативы);

– утверждение одноканального республиканского бюджета в Крыму и нормирование отчислений в государственный бюджет Украины.

Должны быть восстановлены и иные, незаконно ранее попранные полномочия АРК.

- Каков запас прочности ныне действующего варианта украинского государственного проекта, есть ли перспективы развития именно у этой модели? По сути ведь тот факт, что страна в глубоком кризисе ещё мало о чём говорит, поскольку вне кризиса Украина за весь период независимости и не существовала ещё...

Николай Кузьмин

- Хотелось бы надеяться на выбор принципиально нового вектора развития, поскольку запас прочности явно подходит к концу. Но это - микрореальный сценарий, поскольку выбор нового пути - общемировая задача, но никто не знает, каким он должен быть. Остаются два сценария. Первый негативный - удариться в псевдореформирование, поиск новых псевдогероев, что приведёт к бессистемному шараханью и дальнейшему полному развалу. Второй умеренно-позитивный: если не знаем куда двигаться - нужен своеобразный катехон - удерживание ситуации под контролем, умеренное реформирование, консолидация по принципу - лишь бы не было хуже.

Виктор Харабуга

- Политически Украина не едина, существует два, а то и три центра силы, очередные выборы идут «на грани фола». Соперники показывают ненависть, а не критику регионом региона. То же касается и элит – взаимная ненависть плоть до уничтожения. Они не договариваются. И если утратят власть и политические позиции, то будут уничтожены. В современных условиях все позиции очень шатки – потому что у каждого бизнесмена в 90-х годах не всё было в порядке с законом. И достаточно просто дать команду прокурору посмотреть на одного бизнесмена внимательнее, чем на другого – и ничего «придумывать» не надо.

Игорь Азаров

Есть такой анекдот на эту тему. В Верховной Раде Украины:

- Шановные, у нас две возможности выйти из кризиса. Первая - реальная: прилетят марсиане и наведут порядок. Вторая - фантастическая: мы перестанем быть ворами и идиотами.

Николай Кузьмин

- Это относится к 90% постсоветского пространства. Это был такой «общественный договор» где-то в 91-м.

Владимир Джаралла

- Хотел бы обратить внимание на такой факт: в любых социальных потрясениях основной действующей силой является молодёжь. Это связано и с фактором физической активности, и социальной ролью и психологическими особенностями. Старшее поколение уже обладает ответственностью. На Украине преобладают люди старшего и зрелого возраста над молодыми, особенность демографии. Казалось бы, это фактор стабильности, это подтверждают и предыдущие годы независимости, когда ситуация была намного хуже в той же социально-экономической сфере. Но история свидетельствует, что революции совершаются именно тогда, когда уровень жизни людей начинает расти, но затем внезапно останавливается, надежды не сбываются. Сейчас во всех процессах социальной активности ведущая роль принадлежит именно людям зрелым. Можно предположить, что для них стремление к стабильности уступает недовольству существующему положению вещей. Но в пользу стабильности говорит весь предыдущий опыт страны в период независимости, майдан стал исключением ,подтверждающим правило. Однако надежды должны исполняться, а желания сбываться, иначе это вредно для здоровья окружающих.

Игорь Азаров

- Молодёжь - это точно как с пролетариатом у марксистов: самая революционная сила, терять нечего, но своей идеологии нет и из своей среды вождя выдвинуть не может. Одним словом, кто надует, тот и поведёт...

Виктор Харабуга


- Эти территории в принципе деградируют. Население сокращается. Кстати, существуют проекты взятия в долгосрочную аренду либо выкупа степной част Крыма Китаем, если будут приняты соответствующие законы. Китай это предлагает заселить к нам 100-150 тысяч – для работы в сельском хозяйстве. Например, в Венгрии уже 300 тысяч китайцев проживает.

Анатолий Филатов

- Украинский проект был рождён как антирусский и антироссийский. Таким он осуществлялся в конце 19 столетия Грушевским, «Просвитой» и т.п., в годы Гражданской войны он поддерживался Германией через таких деятелей украинства как Петлюра, Скоропадский и иже с ними. Большевики-интернационалисты его реализовывали по полной программе, так страдали русофобией в большей степени, чем у них была ненависть к империализму. Большевики-державники по инерции продолжили это пагубное дело… В общем, Украина будет до тех пор пока отсутствует геополитическая стабильность в Восточной Европе… и пока Россия не осознала себя как отличную культурно-цивилизационную формацию.

- Если произойдет очередной переворот или подобный катаклизм, мягко именуемый «сменой элит», какие могут быть варианты нового проекта? «Вхождения в РФ областями» предлагаю не рассматривать - маловероятно. Не разрешат. Да и не возьмут.

Виктор Харабуга

- Да смена элит может произойти, но в целом государство останется – оно выгодно западноевропейским элитам как буферное государство. Львовский тележурналист всё правильно сказал, что Украина – буферное государство, занимающееся политической проституцией. Её не возьмут в Евросоюз, это понятно. В Россию она не хочет идти, потому что элиты как Запада, так и Востока (я подчёркиваю, и Востока тоже) боятся оказаться неконкурентоспособными по отношению к более сильным российским.
Её всё время будут держать на коротком поводке то там, то здесь.

Борис Васильев

- Я думаю, я надеюсь, что у Кремля на этот момент есть дежурный вариант. А это знает только Медведчук, весь сценарий у него. Ну Глазьев ещё что-то знает. Причём всё, что будет - будет в пределах «прежних границ». Хотя, какие границы считать «прежними», вот вопрос.

Наталья Киселёва

- Медведчук - это вы серьёзно? По-моему, человек просто «оприходует» российские деньги. Неужели кадровый состав в Крыму свидетельствует о серьёзности УВ («Украинский выбор» - Ред.)? Новый проект для Украины – это, несомненно, федеративное государство и двухпалатный парламент, в котором верхняя палата представляет регионы. И представительство регионов не такое, как в РФ - всем сёстрам по серьгам, а пропорционально численности населения. Только было бы наивно предполагать, что такой проект реализует Медведчук.

Борис Васильев

- Я так же с самого начала скептически отношусь к УВ и к Медведчуку, и если честно, то ёрничаю. Хотя последние события заставляют задуматься... Думаю, что уже до сентября события эти будут развиваться стремительно.

Николай Кузьмин

- Было бы наивно предполагать, что проект федеративного государства у нас вообще кто-то организует. Субъекта, заинтересованного в этом, - «в студию!».

Виктор Харабуга

- Возможностей для «смены проекта» я тут не вижу. И для этого объективных условий. Ну, предположим, приходит к власти Кличко при поддержке Тягнибока – и что дальше? Что он изменит? Никакого «бунта» не будет. Это в начале 90-х могло произойти, а сейчас существует всё-таки определённая система.

Владимир Джаралла

- Мы находимся в середине процесса, когда не определились ни сами игроки, ни ситуация. по сути, происходит переход, адаптация ныне правящей элитной группы к новым условиям. если это удастся, то ситуация на несколько лет станет предсказуемой. однако, по сути, это балансирование на лезвии ножа. Стабилизация возможна лишь при общем согласии, но его нет и в помине. продолжая ассоциацию, можно добавить - мало того, что движение одного из участников на лезвии ножа, так и само лезвие над палубой корабля в мировом океане, который раскачивают остальные пассажиры. хотя, сравнение хромает, признаю. Просто в случае чего, как мне кажется, мест в лодках не хватит почти всем - и пассажирам, и команде...

Борис Васильев

- Двадцать с лишним лет существования Украины, именно существования, но не развития, показали, что предпосылок для создания единого государства с демократическими принципами как было ничтожно мало, так и осталось. И с каждым годом убеждаюсь, что любая пропаганда, направленная на объединение интересов народа, обречена. А создание федеративного устройства , по- моему, приведёт к замораживанию внутренних конфликтов, которые периодически будут обостряться, размораживаться, превращаясь в затяжную гражданскую войну. И, в конце концов, вмешаются внешние силы. Возможно даже и НАТО. Югославский вариант? Вполне возможно...

Николай Кузьмин

- Наше государство - самое демократическое, в том смысле, что современная демократия - это диктатура агрессивных меньшинств. Нынешние автократии в большей степени вынуждены ориентироваться на мнение большинства, чем демократические режимы.

Наталья Киселёва

- Борис, а при унитарном устройстве конфликты разве не могут замораживаться и размораживаться вплоть до гражданской войны?

Борис Васильев

- Я имею в виду именно Украину, её особенности ментальные что ли. А так, конечно, много примеров конфликтов и при унитарном устройстве стран

Наталья Киселёва

- Так я тоже про Украину. Её унитарное нынешнее устройство не избавило ни от замороженных, ни от размороженных конфликтов.

- Самый болезненный вопрос - национальный. При разного рода потрясениях и слабости госуправления нацвопрос часто выходит на первый план и становится инструментом для самых нечистоплотных и безответственных политиков. Но потенциал его использования велик - от опыта национал-социалистов Гитлера, до Косово. Это угроза для всей нынешней Украины, а для Крыма в особенности - (потому что у нас вместо потомков «древних укров с Венеры» не менее древние «протоскифы» тут наличествуют). В 90-е эту карту активно разыгрывали, но кровавого национального конфликта так и не вышло. Каковы риски сегодня и каковы пути их минимизации?

Виктор Харабуга

- Конфликт никуда не делся, он просто находится в различных стадиях. Этнический конфликт в Крыму существует, только он не дошёл до высшей своей стадии – вооружённого столкновения. А то, что творится сегодня вокруг «Книги памяти Восточного Крыма» – это игра меджлиса, который в значительной степени утратил свою популярность.

Кроме того, он оказался на политической периферии сейчас, стал ненужным как власти, так и оппозиции. И ему естественно требуется как-то поднять свой авторитет.

Политика, которую меджлис проводит – политика межэтнического конфликта. Она предполагает изменение государственного устройства Украины и АРК в частности. Главная их стратегическая цель была и остаётся в создании этнического государства татар. Эта задача труднореализуема, но это базис всех теоретических установок меджлиса. А когда такая задача ставится элитой этнической группы (а меджлис претендует на роль элиты), то эта группа обязательно будет создавать этнический конфликт. Она начинает активные действия – ей начинают активнее противодействовать.

Вот на круглом столе в Симферополе они фактически устами Али Хамзина (глава отдела внешних связей меджлиса – Ред.) высказали свою позицию по оценке нашей истории: подчеркнули право любой этнической группы на сотрудничество с фашистами и так далее.

По этой логике, борясь со сталинским режимом надо расстреливать евреев, набивать колодцы в совхозе Красном трупами советских граждан и так далее. Чушь полная. Но явно видна попытка меджлиса реабилитировать коллаборационистов. Всё это тоже укладывается в рамки конфликта.

Хотя какой-то уж сильно большой вспышки в ближайшее время, я думаю, не будет. Всерьёз говорить о «чеченском» или «косовском» варианте в Крыму не приходится. К тому же «горячий» этнический конфликт не выгоден не только Украине, но и крымским исламистам, потому что в этом случае Крым станет сферой внешнего вмешательства – этого не позволят ни США, ни, тем более, Россия, которая объявила эти территории зоной своих интересов.

Наталья Киселёва

- Пути минимизации простые. Неукоснительное соблюдение норм конституционного равноправия, изложенного в 24 статье Конституции:

«Граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом. Не может быть привилегий или ограничений по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и иных убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного положения, места жительства, по языковым или иным признакам».

А риски заключаются в несоблюдении этих норм.

Игорь Азаров

- «Законы святы, да исполнители - лихие супостаты» ...

Николай Кузьмин

- Я бы не преувеличивал значение национальных вопросов. Их болезненность измеряется количеством упоминаний в СМИ. Но между реальностью повседневности и реальностью медиа – очень большая разница.

Наталья Киселёва

- Но и преуменьшать значение таких вопросов нельзя.

Борис Васильев

- Для Крыма - национальный вопрос – так называемый «крымско-татарский фактор», и то, только при одном условии, пока существует цель создания крымско-татарского национального государства, пусть даже в составе Украины, что, как мы понимаем, есть от лукавого.

В рамках же всей Украины национальный вопрос не так остро стоит. И не будет стоять вообще, если снять проблемы языковые. Так хотелось бы...На бытовом уровне в Крыму мы имеем в межнациональных отношения почти гармонию, а поэтому не следует ожидать развития косовских сценариев, если для сохранения этой гармонии запретить в законодательном порядке деятельность исламских радикальных организаций. А пока они чувствуют себя на Украине вольготно и промывают мозги подрастающему поколению крымских татар.

Владимир Джаралла

- Хотелось бы написать про социальную основу национальных конфликтов, но прямо на глазах у нас разворачивается грандиозный скандал именно по национальной тематике. разумеется, грандиозный в рамках нашего мирка, но от этого не менее драматичный. особенность сети – то что раньше обсуждалось между собой обеими сторонами становится видно всем в обсуждениях. люди высказывают не просто резкие оценки, они рвут отношения, не сдерживаются в личных оценках, на которые, кстати, неизбежно переходят. именно национальный вопрос обладает самой мощной взрывной силой, ведь для сугубо социальных конфликтов необходимы исключительные условия, к примеру, как во Врадиевке, при этом для развития социального конфликта отсутствует организационная структура, потому они так быстро и выхолащиваются, затухают, нет того самого «передового авангарда, выражающего народные интересы». А вот в национальной сфере мы видим вполне сформировавшиеся элементы и политической и даже силовой организации.

Я имею в виду не только Крым, но и всю Украину, накал обсуждения казалось бы сугубо научных тем показывает, как велик градус напряжения в нашем обществе и оно ищет выход в любой представившейся для этого возможности - обсуждении роли ОУН-УПА, коллаборационизма и т.п. Это понимают и власти, потому считается, что эти сферы плотно опекают спецслужбы, но это иллюзия. Ведь сам смысл понятия «поиграть» предусматривает какую-то несерьёзность, возможность всегда отступить, но сила национального конфликта в условиях социального напряжения может мгновенно выйти из-под любого контроля. Вот в чем сила тех, кто не играет, а действует всерьёз - им не нужны переговоры-компромиссы, они не воспринимают митинги и нападения как средство давления на другую сторону с целью обеспечить себе лучшие позиции на закулисных переговорах. Все наши элиты «играют», но силы, которые они пробуждают, уже часто не подчиняются им.

Потому именно национальный вопрос представляется самым конфликтогенным. Предотвратить его могла бы принципиальность участников высшего уровня, не «игра», а именно принципиальная позиция по самым болезненным вопросам, предложение их решения, граница возможного компромисса. Другие стороны, как показывает опыт в таком случае или идут на сотрудничество или проигрывают. А населению, вероятно следовало бы изучать опыт тех же самых Боснии и Косово, когда главным становится твой сосед на улице, возможность вместе с ним защищать своих и близких и себя, обеспечивать возможность выживания в условиях конфликта, как говорится, «надейся на лучшее, готовься к худшему». Ну, и конечно, «свалить отсюда до окончания реформ и кризисов», т.е. навсегда. Разумеется, это исключительно абстрактные рассуждения из категории «разговоры пикейных жилетов».

Анатолий Филатов

- Относительное социальное и в определённой степени политическое спокойствие в Крыму вытекают из состояния общего социально-психологического застоя, который на самом деле чреват очень тяжёлыми последствиями. Фактически нынешняя власть в Крыму использует это состояние в ущерб будущему общества. Однако, все может очень быстро измениться в сторону – худшую как для власти, так и для общества. С учётом нынешних социальных потребностей, обусловленных состоянием общественного сознания, появление политического лидера с атрибутом социальной харизмы может «взорвать» ситуацию. К тому же, социальная стагнация провоцирует рост маргинального слоя, который обеспечивает проявление различного рода политических авантюр. Последние ведут к социальным конфликтам и нестабильности. Отмеченный социальный застой в Крыму объясняется двумя основными причинами, имеющими явно этническую окраску.

Во-первых, тотальная социальная дезорганизация и политическая индифферентность титульной (если угодно – славянской) нации на территории всего постсоветского пространства. Крым здесь не исключение. Русские и украинцы в Крыму не имеют «моторной» организации, типа «меджлиса», которая смогла бы аккумулировать их интересы и выразить политическую волю. Во многом это связано с отмеченными дезорганизацией и индифферентностью, но есть в том вина и самих русских организаций, которые пока не в состоянии предложить обществу чёткую интегрирующую программу и покончить с существующей раздробленностью. Ни одна русская организация в Крыму не может похвастаться соответствующей потенциалу русского населения степенью влияния – политического, социального, экономического.

Во-вторых, курс на этническую изоляцию татарского населения Крыма, которого придерживается руководство «курултая-меджлиса». Сейчас этот курс усиленно продвигается и крымско-татарскими СМИ (газета «Голос Крыма», телекомпания АТР, различные Интернет-издания) и выражается, хотя в переименовании действующих географических названий, что, кстати, является противозаконными действиями.

Сдерживающим фактором политической активности «меджлиса» и прочих крымско-татарских экстремистов пока выступает незначительное количество этно-татарского населения в Крыму. Как только его численность достигнет 20-25 %, то латентные и камуфлируемые ныне требования «меджлиса» обретут форму активного политического радикализма. Тогда проводимая украинским государством «политика уступок» послужит катализатором реализации скрываемой пока идеи «крымско-татарской государственности» в Крыму.

- Последний вопрос. Не столько основанный на логике и анализе фактов, сколько на метафизике и духовном зрении. Есть ли шанс ещё при нашей жизни пожить в нормальном государстве? А у наших детей? Внуков?

Анатолий Филатов

- Ну, это по каким нормам государство мерить! Вообще, с позиции персонального экзистенциализма нормального государства быть не может. Так что в метафизическом контексте ответ отрицательный.

Наталья Киселёва

- Надо бы определиться с термином «нормальное». Или хотя бы привести какие-то параметры (критерии) и тогда уже задать вопрос. Допустим, есть ли у нас шанс пожить в государстве, в котором, к примеру, средняя зарплата составляет энное число. Если же субъективно, то у нас лично, на мой взгляд, нет шансов пожить в нормальном государстве. Люди так долго не живут.

Николай Кузьмин

- Я лично ещё в 90-х понял, что мы как обычно идём впереди планеты всей. То бишь мир потихоньку деградирует, а мы - авангард человечества. Надежда - одна, что эта деградация не бесконечна, и мы первые начнём из этой ямы вылезать. Но это надежда в глобальном плане. А если обращаться к текущей политике, то при сползании в яму нормальным является - торможение, чтобы костей не переломать. То есть необходимо как-то удерживать ситуацию.

Денис Батурин

- «Государство - это я». Эту формулу абсолютизма надо читать как формулу ответственной свободы - государство - моё - я - государство. В миниатюре - семья (любовь, верность, мораль), дом, двор, подъезд - порядок и чистота, город... государство... Пока «я» не стану «государством», нормального государства не будет, пока в неустроенности виноваты «они», нормального государства не будет. Такая метафизика.

Борис Васильев

- При том среднем возрасте участников нашей дискуссии, нам в нормальном государстве ну, типа безмятежной и сытой Швейцарии или Швеции, пожить едва ли предстоит. А вот детям и внукам - да. Всякая смута когда-нибудь кончается, откуда-то появляется лидер, способный консолидировать стремление большинство народа на созидание, а значит и на процветание. В украинском варианте, как показывает исторический опыт, смута эта будет ещё долго, а среди нынешнего поколения политиков лидера с консолидирующими качествами я пока не вижу, к сожалению... Вот и приходится возводить вокруг своей усадьбы забор повыше, калитку покрепче, собаку позлее. И не только вокруг усадьбы, а и вокруг своих детей и внуков, чтобы их сберечь от беды, которую несут нынешние времена. Да и самому остаться человеком, а не злой на все и вся собакой.

Виктор Харабуга

- У внуков не знаю, а у наших детей точно нет такого шанса.

Владимир Джаралла

- Да. «Все истории заканчиваются хорошо. Если история плохая, значит, ещё не конец».

Беседовал
Николай Филиппов.
Просмотров: 1498 Комментариев: 0

Комментарии:
>> Оставить комментарий <<

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Происшествия
ТОП новостей
 Бывшие прокуроры, которые судили героев Русского движения в Крыму, оказались
Бывшие прокуроры, которые судили героев Русского движения в Крыму, оказались "на коне"0 15:03
    
  1. "Незалежную" ждут "чумные бунты": мариупольские предприниматели вышли на улицы, протестуя против карантина0 12:47
  2. 
  3. Из Киева в Москву поездом вывезут российских граждан, оказавшихся на Украине0 09:30
  4. 
  5. В Днепропетровске онкобольных детей выселили из отремонтированного волонтерами отделения, чтобы обустроить там палаты для коронавирусных0 16:47
  6. 
  7. Украинский минздрав запаниковал: Число жертв грозит стать катастрофическим0 08:58
  8. 
  9. Гастарбайтеры продолжают штурмовать границы Украины в попытке вернутся домой0 17:02
  10. 
  11. Министр образования Украины оказалась поклонницей дивизии СС «Галичина»0 18:07
  12. 
  13. Парад суверенитетов? Закарпатье перекрывает трассы с Львовской и Ивано-Франковской областямиI0 10:40
  14. 
  15. В Верховной Раде пророчат хаос и банды мародеров на Украине0 17:31
  16. 
  17. Киевский режим полностью сорвал мирные переговоры - Грызлов0 09:50
  18. 
  19. С передовой в психушку: вояки киевского режима на Донбассе все чаще сходят с ума0 10:17