Авторизироваться


Чужой компьютер





Год премьерства Могилева: политический аспект (обзор недели 5-11 ноября)

Политика / Эксклюзив

Год премьерства Могилева: политический аспект (обзор недели 5-11 ноября)
На минувшей неделе Анатолий Могилев отмечал год своего крымского премьерства. Год назад Верховный Совет в присутствии главы Кабмина Украины Николая Азарова утвердил экс-главу МВД в должности председателя Совмина после почти трех месяцев отсутствия руководителя исполнительной власти в Крыму.

Могилев был не единственным в списке претендентов на премьерское кресло в Крыму, ставшее вакантным после кончины Василия Джарты. Среди возможных руководителей автономии назывались фамилии и губернатора Севастополя Владимира Яцубы, и председателя Киевской областной государственной администрации Анатолия Присяжнюка, и народного депутата, «владельца заводов, газет, пароходов» Юрия Иванющенко, и даже Нестора Шуфрича и Сергея Тигипко. Однако наиболее вероятным преемником Джарты считался его правая рука Павел Бурлаков. Притершийся к крымским реалиям и даже успевший поруководить Крымом в период отъездов Джарты на лечение в Европу, абсолютно свой в правящей автономией макеевской команде, Бурлаков небезосновательно рассчитывал занять премьерский пост. Тем не менее, президент Янукович сделал выбор в пользу Могилева и, похоже, не прогадал.

Безусловно, главной задачей, стоящей перед новым руководителем Крыма, было обеспечение преемственности политики, проводимой его предшественником. Особую актуальность эта задача приобретала в свете будущих парламентских выборов (не в последнюю очередь выбор Януковича обусловило успешное руководство Могилевым избирательным штабом главного регионала на выборах главы государства в 2010 году). Эту задачу экс-глава МВД выполнил, несмотря на отсутствие опыта работы на губернаторском посту. Пользуясь кредитом доверия со стороны президента, а также одновременной близостью и к макеевским, и к крымским, Могилев на старте своего премьерства относительно безболезненно провел чистки в правительстве и, по сути, более не принимал кадровых решений. Сохранение макеевской команды практически в полном составе, за исключением Екатерины Юрченко и ее ставленников в Совмине, а также некоторых заезжих чиновников Симферопольского горсовета, сопровождалось и сохранением социально-экономического курса Джарты, задекларированного в так называемой «Стратегии-2020», так и курса политического. А он в свою очередь заключается, прежде всего, в сохранении доминирования в Крыму Партии регионов, максимальном давлении на политических конкурентов регионалов и обеспечении бесконфликтной среды внутри крымской парторганизации, в особенности между местными группами влияния и «македонскими» варягами.

Касательно доминирования регионалов на полуострове, оно пока еще сохраняется, но оно все слабее и достигается куда большими административными усилиями. Это иллюстрируют не только парламентские выборы, но и предшествовавшие им промежуточные выборы в крымский парламент, когда на выборах в Ленинском районе доверенные лица кандидатов-конкурентов регионала Степанова зафиксировали множество грубейших нарушений законодательства. Нынешние выборы в Верховную Раду также не отличались чистотой, но так или иначе админресурс на выборах использует любая власть всегда и везде. Но наиболее яркое доказательство ослабления влияния регионалов в Крыму – явка крымчан на участки 28 октября. Многие жители автономии просто проигнорировали выборы, разочаровавшись в регионалах, но в силу идеологических противоречий не решивших голосовать за «Батькивщину», «УДАР» или «Свободу». Впрочем, вряд ли это можно записывать в минус самому Могилеву, поскольку за падение уровня электоральных симпатий ответственны в первую очередь руководители Партии регионов во главе с президентом. Скорее крымский премьер, в отличие от руководителей ряда других регионов, искренне стремился этот рейтинг поднять, внедряя под видом социальных всяческие предвыборные инициативы, вроде «Социальной карты крымчанина», «ярмарки вакансий» или совсем откровенными пиар-акциями, призывающими крымчан «помнить прошлое», «гордиться настоящим» и «голосовать за будущее». Однако откровенно популистский характер сих программ и курьезы, которыми сопровождалось их внедрение, скорее раздражали и отторгали, нежели вызывали симпатии.

Если говорить о давлении на политических оппонентов, то в данном плане Могилев существенно уступает своему предшественнику. Достаточно вспомнить, что при Василии Джарты не вылезали из политического подполья Лев Миримский и Андрей Сенченко, свелась к минимуму активность экс-лидера крымских коммунистов Леонида Грача, загремел на тюремные нары бывшее «первое лицо автономии» Анатолий Гриценко. А «Русское единство» и Русская община Крыма стали марионеточными политсилами, и за ниточки дергал именно Джарты. При Анатолии Могилеве оппоненты регионалов значительно активизировались. Впрочем, не сидели они, сложа руки, и во время местных выборов. Однако градус критики в адрес регионалов при Могилеве значительно выше, чем при Джарты, который стремился подавлять в зародыше любые проявления активности местных политсил, и зачастую не без участия силовых структур. Могилев в этом плане, несмотря на свой милицейский опыт и рычаги влияния на силовиков, поступал гораздо мягче. Здесь можно вспомнить и откровенные оскорбления премьера в адрес Александры Кужель в ответ на критику земельных инициатив регионалов, и неуклюжие попытки противостоять пиару тех же Миримского и Куницына и до, и во время выборов. Наконец, Могилев получил крайне болезненный удар от лидера «Союза» в виде снятия пролоббированного крымским премьером Баталина с выборов на округе №2. По всей видимости, главу КРО Партии регионов даже не поставили об этом в известность его же киевские однопартийцы, а потому этот удар становится вдвойне больнее и наглядно демонстрирует разность в политическом весе между Могилевым и Василием Джарты.
Значительно ухудшились с приходом Могилева на пост председателя Совмина отношения крымской власти с меджлисом. Если при Джарты данной структуре предоставлялись всяческие привилегии, то при Могилеве Джемилев и компания перешли в ранг оппонентов к действующей власти. Знаковым является появление на плакатах подконтрольных регионалам молодежных организаций фамилии лидера меджлиса рядом с такими оппозиционными политиками как Грач, Сенченко, Миримский и Куницын под общим названием «отстой Крыма» в период выборной кампании. Могилев по-прежнему остро реагирует на вопросы журналистов относительно меджлиса и отношения к насильственному выселению татар 1944 года и встречается с Джемилевым исключительно в формате всеукраинских или международных форумов и встреч с иностранными дипломатами и чиновниками Евросоюза. Лидер меджлиса в свою очередь тоже особо не любезничает, обвиняя премьера в зачистках органов исполнительной власть от чиновников крымско-татарской национальности. Одним словом, до перемирия Могилеву и Джемилеву еще очень далеко.

Более или менее успешны результаты работы Могилева по обеспечению стабильности внутри крымской парторганизации регионалов. Если не считать конфликт в Симферопольском горсовете между местными бизнес-группами и макеевским начальником столичного УКСа Александром Окуневским в начале этого года, крымскому премьеру удалось избежать серьезных конфронтаций между крымскими и макеевскими. Впрочем, и сплотить воедино эти две группы Могилеву не удалось. Местечковые политики, как и при Джарты, – на вторых ролях, парламент, как и при Джарты, – «предбанник» Совмина, и спикер Владимир Константинов по-прежнему фигура в большей степени декоративная. Но в этом нет ничего удивительного, поскольку удержание властных рычагов в своих руках предполагает подавление макеевскими управленцами политической активности конгломерата под названием «крымская элита».


Константин Шевчук
Больше аналитики, инсайдерских данных и актуальных новостей читайте в Telegram-канале НОВОРОСС.ИНФО

Просмотров: 1508


Происшествия
ТОП новостей