Авторизироваться


Чужой компьютер





Круче чем под Крутами

Политика

Круче чем под Крутами
«Новоросс. info» - «Щирые» «укропейцы» в очередной раз с помпой, завыванием и причитанием отметили 97-ю по счёту годовщину т.н. «боя под Крутами». Вот-де с кого надо брать пример патриотичной украинской молодёжи, особенно в свете нынешней войны против «знахабнілого московського окупанта»! Хотя любому мало-мальски непредвзятому наблюдателю ясно: именно настырное в течение множества лет педалирование таких двусмысленных конфронтационных тем, как трагедия под станцией Круты 29.01.1918, равно как и их истолкование в злобно-русофобском духе создало на Украине чрезвычайно взрывоопасную общественную атмосферу, полыхнувшую Майданом, потерей Крыма и мясорубкой на Донбассе. Увы, за что боролись…

Пересказывать – в который раз! - сюжетную канву тех давних событий очень скучно, да куда ж денешься. Посему вкратце напомним, каким образом, при каких обстоятельствах и с какой целью спешно сформированный в Киеве Студенческий курень был брошен буквально на убой, по выражению экс-председателя Генерального секретариата Центральной Рады Дмитрия Дорошенко.

Итак, 25 (по новому стилю) декабря 1917 года в Харькове завершил работу перенесённый из Киева 1-й Всеукраинский съезд Советов, который избрал Центральный исполнительный комитет Украины (ЦИКУк) в составе 40 человек как высший орган государственной власти в крае. К тому моменту Украинская Центральная Рада (УЦР), тоже претендовавшая на всю полноту власти, находилась в жёсткой конфронтации как с обосновавшимся в Петрограде Советом народных комиссаров, так и с теми местными Советами на Украине, которые находились под контролем большевиков. В тот же день (25.12.1917) Генеральный секретариат УЦР огласил ноту воюющим и нейтральным державам о том, что ввиду отсутствия федерального общероссийского правительства Украинская республика и её правительство вступают на путь самостоятельных международных отношений. Исходя из этого, Генеральный секретариат УЦР считает необходимым участие его представителей в Брест-Литовских мирных переговорах, равно как и в будущих мирных конференциях. 30 декабря – избрание Харьковским ЦИК первого советского правительства Украины, названного «народным секретариатом». 1 января 1918 года – прибытие в Брест-Литовск делегации УЦР. 12 января – признание её самостоятельности со стороны германской коалиции. В тот же день – сообщение петроградского Совнаркома о том, что поддержка Центральной Радой контрреволюционно настроенных донских казаков-калединцев срывает мирные переговоры СНК с УЦР, при этом на последнюю возлагается вся полнота ответственности за продолжение гражданской войны. 18.01.1918 – начало общего наступления советских частей под командованием Владимира Антонова-Овсеенко против УЦР, выступление отряда Михаила Муравьёва (800 человек) из Харькова на Киев. 22.01.1918 – оглашение IV Универсала УЦР о полной государственной независимости УНР. В тот же день – воззвание Народного секретариата против Центральной Рады, призыв к населению всячески бороться с ней.

В столь аховой ситуации «уряд» Михаила Грушевского срочно озаботился тем, как сдержать наступление «клятых москалей». Не нашли ничего лучшего, как прикрыться телами «национально сознательных» студентов университета святого Владимира, только что образованного украинского народного университета и учащиеся двух старших классов украинской гимназии имени Кирилло-Мефодиевского братства, которые откликнулись на призыв «До українського студентства», опубликованный 11.01.1918 в газете «Нова Рада». В общей сложности таких «тел» набралось что-то около сотни человек, от силы 115-130 (а не трёхсот, как врал потом профессиональный мифотворец пан Грушевский). Хлопцев разместили в пустовавшем здании Константиновского пехотного училища на Печерске – юнкера, сторонники Временного правительства, отправились воевать с «красными» на Дон. Само собой, никто и не подумал обучить добровольцев хотя бы азам воинской науки. Всучили вместо обмундирования какую-то рвань, дали старые ржавые винтовки – и вперёд, на фронт!

«Несчастную молодёжь довезли до станции Круты и высадили здесь на «позиции», - пишет в своих мемуарах убеждённый самостийник Дорошенко. – В то время, когда юноши (в большинстве не державшие никогда в руках ружья) бесстрашно выступили против надвигавшихся большевистских отрядов, начальство их, группа офицеров, осталась в поезде и устроила здесь попойку в вагонах; большевики без труда разбили отряд молодёжи и погнали его к станции. Увидев опасность, находившиеся в поезде поспешили дать сигнал к отъезду, не оставшись ни минуты, чтобы захватить с собой бегущих» (цит. по: сб. «Революция на Украине по мемуарам белых». Репринт издания 1930 г.; К., изд-во политической литературы Украины, 1990, сс.94-95).

Дмитрий Иванович почему-то не сообщает ФИО, званий и должности данной группы офицеров. Их сообщают в своих мемуарах участники боя. Есть даже версия, что в числе беглецов находился и произведённый Петлюрой в полковники «січових стрільців» поручик австрийской армии Евгэн Коновалец, в будущем – создатель Организации украинских националистов (Виктор Толокин. «Круты – бастион мифа». Рабочая газета, 28.01.2010). Если это действительно так, то вина за смерть тридцати, максимум пятидесяти студентов и гимназистов лежит именно на командире «осадного корпуса» галичанине Коновальце и офицерах-петлюровцах, которых в своей публикации поимённо называет Олесь Бузина («Круты без выкрутасов». Газета «Сегодня», 12.02.2011), а вовсе не на матросах Балтийского флота, не на рабочих из Харькова, Донбасса и Севастополя, не на красных казаках Виталия Примакова, которых вёл против Центральной Рады бывший полковник царской армии 37-летний Михаил Муравьёв, по партийной принадлежности – левый эсэр (социалист-революционер).

Да и потом, необстрелянные юнцы, какие бы романтичные идеи ни витали в их головах, по доброй воле взяли в руки оружие, изъявив тем самым готовность убивать своих же соотечественников… Хотя соотечественников ли? В студенческом «курене сечевых стрельцов» тон задавали молодые западэнцы. Ребятишек, конечно же, от души жаль – и тех, кои пали в честном бою (по данным Д.И.Дорошенко, 11 человек), и тех, кого взяли в плен и расстреляли «красные» (по его же данным, 27 человек). Вне всякого сомнения, пленных следовало бы пощадить и отпустить восвояси. Увы, гражданская война – самая жестокая и беспощадная из всех войн. Да и как сами эти студенты-гимназисты поступили бы с матросами и рабочими-красногвардейцами, если бы те оказались у них в плену? То-то же… Хотя, справедливости ради, отметим, что муравьёвцы расстреляли далеко не всех пленных. Один из них свидетельствует, что его и его товарищей большевики накормили и задали резонный вопрос: «А вы родителей спросили, когда ехали сюда?» «Нет»,- ответили они. «Ну тогда идите и спросите. И больше не попадайте в такие ловушки» (Мирослава Бердник. «Культ почитания юных жертв». Еженедельник «2000», 20.10.2006).

Почему же под Круты бросили не украинизированный корпус генерала Скоропадского, не осадный корпус Коновальца, не «курени смерти» Петлюры, а вчерашних детей, которые даже не успели пройти начальную военную подготовку? Да потому, что все эти «сечевые стрельцы», гайдамаки и «вольные казаки» как раз в это время были брошены на подавление восстания рабочих оборонного завода «Арсенал» и ряда воинских частей, перешедших на сторону восставших. Корпус же Павла Скоропадского, в котором Центральная Рада видела опасного конкурента в борьбе за власть, фактически был снят с довольствия и расформирован ещё в декабре 1917 года.

19 марта 1918 года, т.е. через 5 дней после занятия «матери городов русских» оккупационными войсками Германии, которые пришли на Украину по настоятельной мольбе местных «национал-патриотов» из УЦР, на Аскольдовой могиле состоялось торжественное перезахоронение 28 студентов. Именно столько тел накануне извлекли из братской могилы под Крутами. Среди погибших был и племянник министра иностранных дел УНР Александра Шульгина Владимир. Ряд историков и публицистов склонны считать, что именно данное обстоятельство обусловило надрывный пафос траурного мероприятия. «Вернувшимся в Киев вместе с немцами после проигранных январских боёв за город членам Центральной Радой было совестно перед своим коллегой. Все они были живы и здоровы. Все во главе с Грушевским и Винниченко благополучно бежали под защиту германского оружия. И только в одной из семей, волей революционных событий вознесённых в тогдашнюю украинскую «элиту», случилась трагедия. Ну как было не сделать «приятное» своему же брату-министру?»,- саркастично замечает по этому поводу Олесь Бузина.

По свежим следам похорон поэт Павло Тычына, в скором будущем – обласканный Компартией классик украинского советского МАССОЛИТ’а (помните сакраментальное: «краще з’їсти кирпичину, ніж вивчать Павла Тичину»?) выдал на гора такие строки: «Вмерли в Новім заповіті з славою святих, На Аскольдовій могилі поховали їх. На Аскольдовій могилі України цвіт… По дорозі по кривавій нам іти у світ». Во времена СССР стих сей, конечно, не печатали. Однако было бы наивным полагать, будто бы «компетентные органы» не знали о его существовании. Тексты-то наверняка гуляли по рукам. Просто железобетонный столп украиномовного соцреализма быстро и сполна искупил «грешки молодости». Чему удивляться, если «тоталитарно-репрессивный сталинский режим» не только не тронул лидеров УНР Владимира Винниченко и Михаила Грушевского, непосредственно причастных к трагедии под Крутами и на заводе «Арсенал», не только простил им бегство за рубеж после фиаско Директории, но и трудоустроил обоих на тёплые местечки в правительстве Советской Украины (Винниченко, впрочем, преспокойно свалил за кордон и вторично)?

К сожалению, ни Круты, ни другие горькие потери так ничему и не научили «нескорену націю», фатально не способную, похоже, осознать ни свой подлинный национальный интерес, ни своё настоящее место в этом смертельно опасном глобализованном мире. Даром что ли 25 августа 2006 года в рамках празднования Дня независимости недалеко от места той давней трагедии тогдашний президент Виктор Ющенко торжественно открыл «Мемориал памяти героев Крут». Причём главным спонсором возведения сего помпезного объекта стал небезызвестный «теж українець» Сергей Тарута – в ту пору председатель совета директоров корпорации «Индустриальный союз Донбасса», а после пресловутой «революции достоинства» - первый «губернатор» того, что осталось из-за этой «революции» от Донецкой области.

Но если без малого 100 лет назад самостийная Украина возникла как прямой результат, как логическое следствие, как продолжение Первой Мировой войны (и якобы «русской» революции), то нынешний багрово-чёрный бандеровский упырь, сбросивший с себя фальшивую скорлупу УССР, сам в любой момент может стать причиной и провокатором новой планетарной бойни. Потому как рулить «Нэнькой» и теперь назначены точно такие же субъекты (по крови и нравственным качествам), что и в 1917-1919 годах. Надежда лишь на то, что хотя бы к столетию со дня масонского путча в Петрограде и насильственного принуждения Государя Николая Александровича к отречению от трона Господь помилует наш народ и дарует ему, наконец, законную самодержавную власть, которая уничтожит фашистско-олигархический строй, проведя в стране социалистические преобразования и уравняв в правах коренной русский народ со всеми другими её этносами.

Сергей Григорьев



Просмотров: 1311 Комментариев: 0

Комментарии:
>> Оставить комментарий <<

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Происшествия
ТОП новостей